Kopfbereich

Direkt zum Inhalt Direkt zur Navigation

Inhalt

Искусство наказывать и прощать Версия для печати

Искусство наказывать и прощать



    

 

“Я знаю, что детей бить нельзя и телесные наказания— не дело. Да я ведь его и пальцем не трогаю. Знаете, что я делаю? Он страшно боится темноты — так я его запираю в подвал, выключаю свет и оставляю там.
“Я знаю, что детей бить нельзя и телесные наказания— не дело. Да я ведь его и пальцем не трогаю. Знаете, что я делаю? Он страшно боится темноты — так я его запираю в подвал, выключаю свет и оставляю там. Посмотрели бы вы, какой он потом шелковый становится!” — это рассказ отца, который привел на обследование шестилетнего мальчика с сильным неврозом.

“Не верьте вы ему. Уж я его насквозь вижу, притворщика. Нарочно - медленно отстегиваю ремень — еще и не коснусь, а он уже орет, зовет маму на защиту” — так говорит другой отец, огорченный плохой успеваемостью сына-третьеклассника.

“У меня есть принцип: ничего не хвалить, пока сын не достигнет совершенства. А он никогда не достигнет. Я проcто добиваюсь, чтобы у него было чувство ответственности — а его нет!” — подобным заявлением начинает свой длинный рассказ третий отец, сильно озабоченный поведением одиннадцатилетнего сына. Он страшный лентяй, лгун, замалчивает плохие отметки, никакие наказания не помогают.

Мы процитировали высказывание троих отцов, но это не значит, что ошибки и перегибы в воспитании — удел только отцов. Жестокости, подобной той, какая исходит из первого приведенного примера, непонимания, о котором свидетельствует второй пример, нелепых принципов, на коих основано воспитание в третьем случае, — всего этого в избытке, к сожалению, и у мам, бабушек, дедушек, дядюшек и других воспитателей.

Задумаемся глубже над третьим случаем. Он совсем не редкость, и я искренне убежден, что многие родители узнают себя. Уже этого вполне достаточно для более тщательного разбора.

Отец утверждает, что наказания не помогают, и он пришел посоветоваться, есть ли такое наказание, которое воздействует на сына. От матери и самого мальчика мы узнали, что отец действительно никогда не поступается своими принципами. Никаких одобрений и похвал. Отец полагает, что мальчик “обязан все уметь” и нечего ждать от отца помощи и совета. Отец педантично контролирует выполнение домашних заданий и поручений, которые дает он сам; беда, если обнаружится ошибка. Мальчик избегает этого контроля как только может. Тем самым он запускает уроки, школьные оценки ухудшаются. Соответственно повышаются отцовские требования, отец все строже, неистовее в своем контроле — и вот готова разразиться семейная катастрофа. Притом нет сомнений, что намерения у отца благие, мальчиком он дорожит и хотел бы воспитать его как можно лучше.


Что на это скажет психолог?

Для начала зададимся вопросом, что же такое наказание. В голову сразу лезет воспоминание о полученных в детстве нескольких затрещинах или домашнем аресте за небрежно нацарапанное домашнее задание, либо за шалость. Но, наверняка, вспомнятся и друзья, для которых затрещины были обычным делом, поскольку сыпались справа и слева, и никакая “домашняя тюрьма” не могла заставить их аккуратнее писать. Ибо наказание—это вовсе не действие со стороны наказывающего, а то, что происходит в наказываемом ребенке. То, что он при этом переживает. С точки зрения психологии это хорошо всем известное неприятное, давящее чувство стыда и унижения, от которого хочется как можно скорее избавиться и никогда более не переживать.

Так же обстоит дело с поощрением. Награда—это отнюдь не всегда то, что мы считаем таковой, а то, что воспринимается ребенком как поощрение. Приятная, возвышающая удовлетворенность делом, за которое похвалили дорогие нам люди. Удовольствие от того, что нас любят и симпатизируют нам. Разумеется, подобное чувство хочется подольше удержать и почаще переживать в будущем.

Итак, на вопрос как правильно распределять наказания и поощрения, мы не дадим точного ответа, сколько того и другого должно приходиться на каждого ребенка. “Сколько затрещин и сколько конфет”. Воспитательная проблема заключается тут не в количестве, а в отношении ребенка к наказывающему и поощряющему. Это глубоко личное, индивидуальное дело воспитателя и ребенка, в нем сфокусировано все, что их связывает и сближает. Важно, как формировались их взаимоотношения, насколько они эмоционально близки друг другу! Чтобы наказание возымело действие, ребенок должен пережить чувство вины. Ему надо осознать, что он неким образом нарушил хорошие взаимоотношения с родителями или иными воспитателями. Без этого чувства наказание всего лишь открытый акт насилия, бессмысленное терзание, либо напрасная трата энергии. Оно не является воспитанием. Хуже того, весь возбуждаемый в ребенке негативный эмоциональный заряд обращается против того, кто так “хладнокровно” наказывает. Воспитатель оказывается в роли надсмотрщика, который высек провинившегося, но тот за собой никакой вины не видит.


Педагоги утверждают, что наказание имеет тройное значение:

Во-первых, оно должно исправить вред, причиненный дурным поведением. И ребенок обязан убрать небрежно разбросанные вещи, починить по возможности сломанную или разбитую вещь. Из своих карманных денег хотя бы частично возместить стоимость причиненного кому-либо ущерба.
Во-вторых, наказание способствует тому, чтобы такие действия не повторялись. Оно имеет отпугивающий, устрашающий смысл, о чем мы уже говорили.
Но третье, и, по всей видимости, главное значение заключается в снятии вины. “Провинность” представляет собой определенное отчуждение, преграду, неуверенность во взаимоотношениях с провинившимся. Грядущее наказание должно смыть эту вину. Тем самым в наказании усматривается элемент высшей справедливости, которую виноватый признает и принимает.

Из этого следует, что если мы наказываем ребенка из-за собственной нетерпеливости или плохого настроения, а также по причине находящих на нас приступов злобы, то свое самочувствие мы немного улучшаем, но с точки зрения воспитательной наше поведение не только расходится с целью, но и приносит вред. Ребенок с минуту страдает, может, и плачет, просит прощения, но в его понятия о справедливости это не укладывается, и он не ощущает за собой необходимого чувства вины, нет и облегчения и урока на будущее.

А как обстоит дело с поощрением? Оно как воспитательное средство более действенно. Если наказание лишь останавливает дурные действия, то поощрение ориентирует на хорошие и закрепляет их. Под поощрением нельзя понимать конфеты, футбольный мяч или велосипед за школьные успехи. Лучшая награда для ребенка—сознание того, что он принес радость любимым людям, а подарок впридачу лишь символизирует это. Там, где символ становится главным и самоцельным, где лишь он заставляет ребенка хорошо вести себя, — в семье что-то неладно.

Если за любую ошибку ребенка ждет наказание и ничего больше, ребенок не научится правильному поведению. Кроме того, он будет бояться того, кто наказывает, стремиться обмануть его, чтобы избежать наказания. Никакие упреки и наказания не сделают школу привлекательнее для менее одаренного ребенка. Но если за каждый маленький успех хвалить и ободрять его, появится надежда, что он будет работать с удовольствием и полной отдачей.

А теперь немного о другом. Поощрение и наказание— основные воспитательные средства. Это означает, что с их помощью мы достигаем определенной воспитательной цели. Цель наказания, таким образом, не потопить грешника, а спасти и вытянуть! Способ для этого—прощение!

Мальчик из детского дома, сравнивая более богатый детский дом с бедно оборудованным, все же отдал предпочтение бедному, потому что, по его словам, там “нас за плохое поведение начальница накажет, а директор за нас заступится”. На первый взгляд, такое поведение профессионалов - воспитателей кажется непедагогичным, непоследовательным и даже бессмысленным. Но в той ситуации, дети прекрасно чувствовали, что дело тут не в слабости, а, наоборот, в привязанности к ним, и понимали, чего недоставало им в других детских домах. К тому же, начальница и директор были супругами, и их детский дом, в сегодняшнем понимании, назывался бы “детдом семейного типа”. А в какой семье не заступаются за детей именно так, как у тех двоих воспитателей в детском доме!

Прощение—это не награда, а освобождение от напряжения вины, ожидаемого или уже полученного наказания. Это, по сути, примирение. Как любое освобождение, прощение рождает добрые чувства к освободителю. Только тогда ребенок будет любить наказывающего отца или мать, и переживать новые проступки как стремление исправиться, помириться, хорошо вести себя впредь.

Но и здесь следует избегать крайностей. Никогда ничего не прощать означает бесчувственное, бесчеловечное, антипедагогичное поведение. Оно лишь углубит пропасть между воспитателем и ребенком. Но всегда с готовностью прощать все - значит потерять авторитет и возможность влиять на ребенка. Так что и здесь рассудительность, и понимание индивидуальных качеств ребенка будут служить нам лучшим ориентиром.

Отцу того непослушного мальчика, по поводу которого мы начали эти размышления, мы не сможем посоветовать, какое избрать наказание, но настоятельно попросим его пересмотреть свои “принципы”. Они у него нежизненны, недейственны, антипедагогичны, и бедный мальчик лишь утверждается в своем упрямом сопротивлении. Принципы эти, в конечном счете, пагубны и для воспитателя, ибо лишают его возможности оказывать положительное влияние на мальчика, а с другой стороны, не позволяют ощутить радость и удовлетворение воспитателя.

 

 

Ученики гимнастической школы в Университете Шанхая должны провисеть так пять минут во время тренировки в спортивной молодежной школе Шанхайского университета спорта.
Вы посмотрите на их лица, кикае эмоции, какое выражение! Это ж в учебники по психологии эмоций и воли нужно выкладывать для наглядности!!!

Обсудить статью на форуме 

источник матерьяла

 

 

 
Слова, которые могут быть опасны

 

 

Первая родительская директива – «не будь ребенком!»

 

Проявляет себя сия директива в высказываниях типа: «Что ты ведешь себя как маленький», «Пора стать взрослым!», «Ты уже не ребенок!» и пр.

То есть, состояние «детскости» описывается как плохое, стыдное, а состояние «взрослости», как хорошее, достойное похвалы.

Директива эта чаще достается детям либо единственным в семье, либо старшим среди братьев или сестер.

Став взрослыми, такие дети с трудом находят общий язык со своими и чужими детьми, им проще научить их, чем разделять их интересы,

они не понимают о чем можно говорить с ребенком, ведь собственное детство, дающее нам на всю жизнь заряд непосредственности,

креативности у них было, по сути, под запретом.

Став взрослым, такой ребенок очень хорошо умеет подавлять свои «детские» желания, а ведь именно они дают почву для творчества в любом возрасте, для спонтанности.

Третья директива – «не думай!».

В быту эта установка дается фразами типа: «Что ты рассуждаешь,  делай, что сказали!», «Не умничай!» и пр.

Вариант подобной директивы – не думать о чем-то определенном.

Например, любящая мать, желая отвлечь ребенка от неприятной, травмирующей его проблемы, говорит ему: «Не думай об этом, забудь», тем самым лишая его возможности рационально переработать вставшие перед ним проблемы. И ребенок послушно учится думать о чем угодно, только не о насущной проблеме.

Став взрослым такой ребенок часто испытывает мучительное чувство потерянности в тех случаях, когда надо решить конкретную проблему в одиночку, глубинное недоверие к результатам своего умственного труда, часто совершает необдуманные поступки.

Еще одна директива - «Не чувствуй!»

 

Она может выражаться в таких обычных на первый взгляд высказываниях, как «Как тебе не стыдно бояться эту собаку, она же не кусается» или «Стыдно злиться на учительницу, она старше тебя» и т.д.

Таким образом, под запретом оказываются такие важные человеческие эмоции, как страх и гнев. Но они никогда никуда просто так не исчезают, их нельзя загнать внутрь, запретить, они все равно останутся в душе ребенка и дадут о себе знать, выльются на «не запрещенные объекты.

Например, гнев (часто справедливый) на учительницу ребенок может вылить на кого-то, кто младше или беззащитнее, а страх перед собаками благополучно трансформируется в любой другой страх, например, темноты.

Между тем эмоция не запрещенная, а в полной мере пережитая дает возможность выбрать на будущее адекватную линию поведения, реакцию на подобные ситуации.

Например, уже во взрослом состоянии, гнев на нелюбимого начальника не трансформируется в скандал с женой и детьми дома, а примет более рациональные формы.

Мы описали лишь основные директивы, на самом деле их насчитывают двенадцать, а некоторые специалисты даже более.

Получается, что мы, взрослые, носящие груз комплексов, сформированных во многом директивами, полученными от наших родителей (а те – от своих),

грузим ими своих малышей, так и не поняв, что же мы, собственно «вбиваем» им в голову. Возникает вопрос, а можно ли вырваться из этого круга, можно ли в принципе, воспитать ребенка без всяких директив? Это возможно, но лишь теоретически, пока мы, взрослые полностью не решим все свои внутренние проблемы, не осознаем их. А это практически не реально. Все мы, воспитывая детей, остаемся детьми своих родителей. Но зависимость от директив вовсе не так фатальна. С освобождением от установок, данных нам нашими родителями, как правило, связан кризис среднего возраста, о котором вы, вероятно, слышали.

 

Автор: Елена Щербакова, психолог.

Источник 

Обсудить на форуме 

 

 

 

 

 



Причины непослушания



Взаимосвязь между любовью и дисциплиной.


Обычно в уме у родителя любовь отделена от дисциплины, как будто это два совершенно независимых явления. Эти родители считают, что дисциплина означает наказание (для некоторых-порка). Первое, что мы должны осознать, чтобы приучить ребенка к дисциплине - дать ему почувствовать, что его любят: вот главная и наиболее важная часть хорошей дисциплины. Если ребенок не чувствует, что родители стоят за него горой, то ему в самом деле трудно отождествить себя с ними и с их ценностями. Если нет сильной, здоровой связи с родителями, ребенок реагирует на диктат родителей с гневом, враждебностью, обидой. Он рассматривает каждую просьбу или требование как навязанную ему повинность и активно учится сопротивляться. В самых тяжелых случаях он воспринимает их с отвращением, все делает назло, прямо наооборот. Только здоровые, основанные на безусловной любви отношения родителей и детей могут помочь преодолеть все жизненные кризисы. Еще один важный аспект соотвествующей любви - умение внимательно и сосредоточенно слушать ребенка.Когда ребенок уверен,что вы осознаете его чувства,мысли, желания, он гораздо охотнее будет реагировать на ваши дисциплинарные требования.Ничто в такой степени не озлобляет ребенка ,если он не чувствует, что родители понимают его позицию.Это не означает,что вы поддаетесь на капризы ребенка, это означает,что вы должны полностью сосредочится на общении с ним в этот момент, чтобы у него не появилось ощущение что вы просто настаиваете на своем,используя свой авторитет, и пренебрегаете его мыслями и чувствами.


Что такое дисциплина?

В области воспитания детей дисциплина - это тренировка ума и характера ребенка, чтобы он стал самостоятельным, умеющим владеть собой, достойным и конструктивным членом общества.
Сюда входят : достойный пример взрослых,словесные и письменные инструкции,просьбы, обучение, обеспечение ребенку самому возможности учиться и набираться различного опыта, в том числе умения отдыхать.Наказание тоже есть в этом списке, но это только один из многих способов обеспечения дисциплины, причем наиболее отрицательный и примитивный.


Пути бесконфликтной дисциплины.

Для некоторых родителей м.б. будет неожиданным один "секрет": дети ждут , что родители создадут порядок и зададут им определенные правила поведения.Это делает детскую жизнь понятной и предсказуемой, создает чувство безопасности.Дети интуитивно чувствуют, что за родительскими "нельзя" скрыта забота о них. Почему же дети нарушают порядок и правила?
Часто дети восстают не против самих правил,а против способов их "внедрения".Само слово указывает на силовые методы.Кроме того, психологи выделили 4 основных причины серьёзных нарушений поведения детей.


Правила бесконфликтной дисциплины.

1.  Правила, ограничения, требования, запреты, обязательно д.б. в жизни каждого ребенка.
     Это особенно полезно помнить родителям, желающим как можно меньше огорчать детей и избегать конфликтов с ними.В результате они идут на поводу у          собственного ребенка.Это попустительский стиль воспитания.

2.  Правил, ограничений, требований, запретов, не д.б. слишком много, и они д.б. гибкими.
     Это правило предостерегает от другой крайности - воспитания в духе "закручивания гаек ", авторитарного стиля общения.

3.  Родительские установки не должны вступать в явное противоречие с важнейшими потребностями ребенка.
Родителям часто досаждает "чрезмерная" активность детей : почему им надо так много бегать, прыгать, шумно играть, все хватать, открывать,  разбирать?

Ответ прост:все это и многое другое - проявления естественных и очень важных для развития детей потребностей в движении, познании, упражнении.Запрещать подобные действия , все равно , что пытаться перегородить полноводную реку.

Лучше позаботиться о том , чтобы направить ее течение в удобное и безопасное русло.Исследовать лужи можно, но только в высоких сапогах, играть в мяч - не в помещении и подальше от окон,  бросать камни в цель, если организовать все так , чтобы никто при этом не пострадал. Другой пример относится к школьному возрасту.

Начиная лет с 10 - 11 ребятам особенно важно общаться со сверстниками, мнение которых они уважают больше, чем взрослых.

Ребята часто перестают слушаться родителей, и последствия этого могут быть опасными. Чтобы избежать осложнений,  родителям стоит быть особенно осторожными в запретах  "не дружить", "не ходить",

"не участвовать". Нужно быть уверенным, что ребенок не воспринимает их как угрозу его статуса в группе ребят.

Если родители в это время войдут в затяжной конфликт с ребенком, то согласия со своим мнением они не достигнут, а контакт и доверие могут потерять.Что же делать родителям?

Самое главное - быть носителями и проводниками общих и непроходящих ценностей: честности, трудолюбия, уважения к личности другого. Многие из таких ценностей взрослый может обсуждать с ребенком и реализовать во взаимоотношениях с ним, а это дар, который ищет и надеется получить ребенок.

4.  Правила, ограничения, требования д.б. согласованы взрослыми между собой.Бывает, что мама говорит одно, папа - другое.Ребенок начинает настаивать на своем, "раскалывая" ряды взрослых.

Отношения между взрослыми членами семьи лучше от этого не становятся. Даже если один родитель не согласен с мнением другого, лучше в эту минуту промолчать, а потом , уже без ребенка , обсудить разногласие и придти к общему мнению. Надо помнить, что дети постоянно испытывают наши требования "на прочность", и принимают только то, что не поддается расшатыванию.

В противном случае предпочитают настаивать, ныть, вымогать.

5. Тон, которым сообщено требование и запрет, д.б. дружественным,  разъяснительным, а не повелительным.

Любой запрет желаемого для ребенка труден, тем более если произнести это сердитым или властным тоном.

На вопрос:"Почему нельзя?" не стоит отвечать:"Потому, что я так сказал", "Нельзя и все!" Нужно коротко пояснить: "Уже поздно", "Это опасно".

Объяснение д.б. коротким и произнесено один раз. Предложение, в котором вы говорите о правиле, лучше строить в безличной форме.Лучше сказать :"Спичками не играют!" вместо "Не смей играть спичками!",

"Хвост у кошки не для того, чтобы за него тянули", вместо "Перестань мучить кошку!"

6.  О наказаниях.От недоразумений никто не застахован и настанет момент, когда вам нужно будет отреагировать на явно плохое поведение ребенка.

Наказывая ребенка, правильнее лишать его хорошего, чем делать ему плохое.
Вот примеры: в семье заведено, что мама по выходным печет пирог, или все вместе идут на прогулку или в кино. Дети ценят подобные традиции. Когда родитель уделяет им специальное внимание, и с ним интересно, это для них праздник. Однако, если ребенок не послушался , совершил проступок, то "праздник" нужно отменить. Это ощутимое наказание, но не оскорбительное. А что бывает, когда родителю всегда "некогда", все воспитание состоит в требованиях, замечаниях,и наказаниях в "минус?"Тогда добиться дисциплины будет намного труднее.

Но главное - опасность потерять контакт с ребенком : взаимное недовольство будет накапливаться и разъединять. Поэтому нужно иметь запас больших и малых праздников, занятий и совместных дел.

Сделайте их регулярными , чтобы ребенок ждал их и знал, что они наступят обязательно, если он не совершит чего-нибудь плохого. Но не угрожайте их отменой по мелочам.


источник

 

Обсудить на форуме 

 

 

Поделите пополам листок бумаги. Слева выпишите, что вы можете позволить себе по отношению к знакомым людям. Командовать? Нет. Хамить, оскорблять? Ну что вы! Запрещать что-либо? Нет, нет. Распоряжаться их вещами? Ерунда какая! Нервничать из-за того, что они поступают так, как считают нужным? Нет. Указывать им прилюдно на их недостатки? Но это же бестактность. Решать за них, с кем дружить? Упрекать в отсутствии совести? Упрекать в том, что они нас не любят? Это же лучшие способы поссориться и потерять их.

Справа должно быть то, что мы можем позволить себе по отношению к СВОИМ ДЕТЯМ. Как раз все вышеперечисленное туда и попадет. Но к ЛЮДЯМ так нельзя относиться - Вы постоянно твердите это своим детям. Нет, реально мы воспринимаем детей как другой вид живых существ. Как инопланетян. Мы же совсем или почти совсем не распространяем на них наши права. Хамство, которое мы даже не замечаем, - это еще что! Самые страшные проступки, ведущие к конфликтам и разрывам: сплетни, ложь, фальшь, подлог, клевета и наговоры, прямое подавление - мы вполне естественно можем применять всё это к своим детям. Нет. Дети для нас - НЕ ЛЮДИ. Это факт.

Кстати, этот список можно продолжить: что мы можем позволить людям по отношению к нам? А что - детям? Мы можем терпеть хамство начальника, а придя домой, хамить своему ребенку (под руку попался!). Это прямо-таки шедевр этического уродства: получается, что враг - не начальник, а собственный ребенок! Мало того, что он - близкий человек, уважение которого жизненно важно завоевать, - он к тому же ни в чем не виноват! cry cry

 

 
< Пред.
design by i-cons