Kopfbereich

Direkt zum Inhalt Direkt zur Navigation

Inhalt

Зигфрид Войтинас "Кто они - дети индиго?" Версия для печати

Заказать можно тут
Скачать можно тут
Почитать он-лайн можно тут

Зигфрид Войтинас (род. 1930) -учитель вальдорфской школы, затем режиссер, автивный участник студенческого движения 1968 г., сооснователь молодежного и культурного центра Forum 3 (Штуттгарт), консультант по организационному развитию.

Зигфрид Войтинас многие годы занимается исследованием пограничных состояний сознания и феноменом «новых» детей, которых называют «звездными», «индиго», детьми с новой одаренностью или с симптомом дефицита внимания и гиперактивностью.

 

«Я очень долго витала над тобой»

 

Еще один аспект переживаний проявился в следующем: мать за 14 лет до этого уже была замужем, и Эльфи не раз говорила ей: «У меня вообще-то есть другой отец, к которому я хотела прийти на Земле». Мать по этому поводу: «Да, это так. Тогда я уже была один раз беременна, но не получилось». - Здесь Эльфи сердечно рассмеялась и сказала: «Это была я!»

- Мать: «Она так долго ждала, пока снова появился шанс».

- Эльфи: «Я очень долго витала над тобой».

- Мать: «Зачатие произошло в принципе в совсем невозможное время. Но я знала очень точно, что тогда произошло». (Живое понимание между обеими).

- Эльфи: «Да, дети хотят изменить других людей и связать их друг с другом».

- Мать: «Эльфи сама очень преобразовала меня. Я была скорее «головным человеком», интеллектуальным инженером с мужским профессионализмом. Но с тех пор как во мне созрел этот ребенок, он преобразовал меня. Благодаря ей я стала необычайно сильно чувствующим человеком. Она вела меня. Только через нее я действительно нашла себя».

- Эльфи: «Да, родителям вообще ничего не нужно делать. Они должны только позволить, чтобы дети преобразовали их».

- Мать: «Да, она действительно вела меня. Я вообще не могу постичь, что стало со мной*.

     «Для меня, например, было невозможно подчинить себе этого ребенка. Не то чтобы я как мать этого не пробовала, но против ее сильной воли и другие не смогли бы ничего сделать. - Позднее у меня возникло отчетливое чувство, что не я должна воспитывать этого ребенка, но что мне дозволено учиться у этого ребенка, и поэтому так многое должно быть по-другому. Я делала многое совсем интуитивно, и мы обе общаемся друг с другом совсем иначе, чем другие люди, очень лично, как два равноценных партнера, которые понимают друг друга, Я тоже всегда спрашивала о смысле жизни. Но это была только мысль. Сейчас это пронизывает меня до мозга костей, и это возникло благодаря Эльфи. Это совсем по-другому воспринимаемое качество жизни».

     Благодаря духовному пониманию матери и решению сделать возможным, чтобы Эльфи училась в одной из вальдорфских школ, ее образ переживания смог развиваться дальше гармоничным образом, так что сегодня Эльфи с ее выраженным чувством относительно художественных и социальных процессов нашла свое место в классном сообществе. - Также и со своим «первым отцом» она выстроила хорошие отношения.

     Здесь у этой девочки можно заметить характерную особенность переживаний, что они не только содержательно далеко переходят все то, что доступно нормальному сознанию, но при этом вспыхивает рефлектированное отчетливое знание об определенных духовных закономерностях, обуслав            ливающих этот опыт. Уже только из одного этого может стать понятным, на какой подпочве формируется столь раннее сознание «Я», с которым эти дети потом противостоят взрослому и тем самым хотят быть серьезно восприняты как равноправные партнеры. Если это неосознанное ожидание не оправдается, возникнут заблуждения, которые могут привести к нарушениям развития.

     Также у многих детей этого типа в их влиянии на родителей могут быть обнаружены и воспоминания о событиях, которые были пережиты задолго до рождения, переживание сознательного приближения души к родителям и знание привнесенных преобразующих импульсов для матери, как это описано здесь.

     Уводящая далеко назад, в область до рождения, способность вспоминания предположительно также способствует тому, что эти дети чувствуют себя как будто в большом «знающем потоке времени» и черпают из него свою не всегда правильно оцениваемую уверенность, перед которой воспитатель стоит как перед загадкой, если направляет свой взгляд только на внешний детский возраст. - Однако эти воспоминания часто предстают не в виде отчетливых образов, а больше как чувственное воспоминание на заднем плане. Ведь образные переживания, как правило, с возрастом преобразуются в последующем процессе развития в чувства и способности и утрачивают свой образный характер.

     Как взрослые люди, мы можем через медитацию снова сознательно влиться в такой охватывающий духовный поток, тем самым добиться большей жизненной уверенности и иногда также снова «пробудить» дремлющие образы прошлого. Эти дети уже приносят с собой такую способность, во всяком случае, она сохраняется у них дольше, по крайней мере, в первые годы жизни, что является одним из их новых отличительных качеств.

    Это только один пример, и в нем всплывают некоторые элементы, которые мы также находим у многих других детей, иногда в очень слабой степени, и они позволяют нам понять соответствующие особенности поведения.

 

Флавио

 

Как второй пример я хотел бы взять некоторые подробности из истории аргентинского мальчика Флавио. Флавио, нежный темноволосый мальчик с чрезвычайно бодрствующим и испытывающим взглядом, относится к тем «новым детям», которые во все большем количестве рождаются по всему миру с начала восьмидесятых. Его родители, начиная со второго года его жизни, собирали все, что он говорил и рисовал. Многим его история известна из книги, которую он сам подготовил в восемь лет4.

 

Переживание рождения как смерти

 

Когда Флавио было шесть лет, в разговоре со своими родителями он рассказал: «Я лучше помню время до моего рождения, чем первые три года моей жизни. Свою жизнь до рождения я обозреваю со всех сторон. Мой обзор не имеет границ, так как я смотрю нефизическими глазами. На этой планете, которая настолько плотная, я в первый раз. Я уже был подготовлен на других планетах, где мог упражнять телесное. Но здесь, на Земле, это совсем другое, очень особенное. Я имею физическое тело, живу во времени и пространстве. Здесь мир контрастов. Я вспоминаю сотни светящихся шаров, прежде чем я родился на Земле. Ведь все живое является светящимся шаром. И некоторые помогают мне сориентироваться, найти себя на этой тяжелой Земле. Два из этих шаров светятся очень ярко, и теперь я знаю, что это были зеленый и фиолетовый цвета. Они притягивают меня, так как они связаны любовью. Они будут моими родителями. Я знаю, что должен идти, и чувствую себя все больше и больше притянутым к ним. И тогда начинается сияющий туннель, а вокруг все темное. Когда я прихожу, я чувствую себя очень стесненно, очень замкнуто».

    Потом для своего переживания он выбирает сравнение, которое для нормального мышления должно показаться парадоксом: «Мое рождение в этом мире походит на смерть людей. Отправляешься на тяжелый, неизвестный уровень. Физический процесс становления моей жизни начинается с того, что я проникаю в мою мать. Я посещаю ее дух, так как он является тонковещественной частью, которую я могу найти. И оттуда я потом направляю развитие моего тела. После рождения я и дальше связан с моей матерью, хотя мое тело уже отделилось от ее тела».

    Его мать рассказала позднее, что она ощущала мир в то время очень своеобразно, по-видимому, потому, что, как сказал Флавио, «я попытался понять мир через ее дух». - Это напоминает о рассказе матери Эльфи, которая уже во время беременности чувствовала себя очень своеобразно преобразованной.

    Флавио также описывает свое отношение к старшему брату Маркусу: «Маркус является очень нежной душой, уже очень старой на этой Земле. Он обладает марсианской энергией и пришел сюда, чтобы обращаться с красным цветом. Мы оба является душевной парой. Маркус родился передо мной, чтобы своей силой проложить путь». Фла-вио потом описывает состояние, когда он стал старше и когда начал работать его разум: «Тогда моя жизнь здесь стала очень трудной. Мое тело, и прежде всего еда, доставляли мне много хлопот. Еда позволяет черпать нужную силу, но для некоторых очень косвенным образом. Я не мог привыкнуть к этому. Днем я был усталым, ночью я посещал другие планеты, во время сна я действую как «собственный корреспондент». Я сообщаю существам других миров телепатически, как все происходит на Земле. Все находили это в высшей степени примечательным. Но я знал, что должен остаться здесь на Земле. Но это было очень трудно для меня, я чувствовал себя очень одиноким. Мой брат повзрослел и начал становиться все более закрытым».

 

            Ангел забвения

 

Его отец рассказал ему в пять лет старую легенду, в которой говорилось, что все дети перед своим воплощением связаны с божественными истинами, но в «момент рождения приходит Ангел, который целует их в губы и тем самым запечатывает их. Его называют «Ангелом забвения». Поэтому люди должны учиться всему заново, они ничего не помнят». Флавио: «Да, это так. Но я был начеку, и когда Ангел пришел, я наклонил голову на бок, и он дотронулся до меня только чуть-чуть. Поэтому я помню. Это печально, если все забываешь. — Сейчас приходит все больше детей, которые приносят с собой воспоминание о Боге. Но самое трудное не вспомнить, самое трудное облечь это в слова».

           

            Тем самым Флавио высказывает некоторые мудрые и важные подробности, которые служат для понимания проблем развития всех детей. Это возможность как вспоминать о жизни в некотором мире до рождения и выражать это словами, так и не помнить, забыть об этом. Тем самым он выражает нечто, что, в принципе, для всех детей является самой трудной духовно-душевной работой: преобразовать принесенные с собой из мира «до рождения» силы и истины в мысли и слова. В какой мере им это удается, в большой степени зависит также от понимания и помощи их человеческого окружения.

            В восемь лет Флавио еще раз оглядывается на все, что он пережил в духовном мире до рождения, и смотрит также на детей, которые были рождены вместе с ним. Он пишет: «Сейчас рождаются новые дети. Это другие люди, хотя внешне они и такие же. Я только один из них, один из первых. Человечество меняется. Связь с духовным становится более открытой. Сегодня все дети могут оставаться в контакте со своим ядром, другими словами, со своим собственным «Я». Маленькие дети плачут, потому что очень трудно быть на этой планете. Младенец пытается телепатически сделать себя понятным, но чаще это не получается, так как здесь все такое плотное. Ребенок все видит, хорошее и плохое, фальшивое и истинное. На других планетах видишь то, что хочешь видеть. Когда я говорю «видеть», я имею в виду это в переносном смысле, так как там нет физических глаз: просто направляешь свое внимание на то, чем заинтересовался, и если хочешь, то снова уводишь». Здесь тоже существует, подобно как у Эльфи, воспоминание о всеохватывающем, не имеющем временного и пространственного протяжения целостном сознании, которое только в ходе телесно-

     то развития должно быть преобразовано в точечное восприятие. Это приводит и к переживанию тесноты, затворничества в физическом теле.

 

Нужно помогать взрослым

 

Флавио: «Новорожденный имеет страх, он заключен в действительности тела. Ему не хватает эссенциального единства, которое есть там, откуда он приходит, и поэтому он быстро привязывается к лицам, которые заботятся о нем. Он переносит роль высшего существа на родителей. Если родители верят только в материальное, они все больше втягивают ребенка в физическое существование. В то время как они учат его говорению, они ограничивают его мысли. Когда дети становятся взрослее, они все больше и больше теряют связь со своим происхождением.

     Чтобы помогать детям, нужно помочь взрослым. Если родители открыты, они будут заботиться о детях, не прививая им своих собственных идей и своего собственного мировоззрения. Самое важное, это оставить им свободное пространство, подарить им время, чтобы они могли думать и говорить. Важно говорить с ними о Боге, о духовном, но не кичиться тем, что обладаешь истиной. К сожалению, детям позволяют только упражнять точку зрения повседневной жизни. Тем самым ограничивают применение их ментальных волн и приучают цепляться за физическое. Это подобно тому, как использовать возможности компьютера только на малую долю. Когда дети уже запрограммированы, им весьма трудно снова открыться, по крайней мере, проблематично. Нужно запастись большим терпением, если хотят снова открыть духовную связь. Большинство людей проводят всю свою жизнь, не вспоминая о целом. Связь с высшим они имеют, только будучи детьми, и иногда они достигают ее снова только перед смертью. Они ищут внешнее счастье, так как потеряли внутреннее. Они страдают от множества своих желаний, также и потому, что сильно привязаны к другим людям. Ребенок нового времени знает, что он является частью целого. Для целого существует одно единственное Я, пусть даже это индивидуальное Я из ограниченного многообразия.»

 

«Нас много»

 

 Флавио помимо своих очень детализированных высказываний о сущности универсума и человека все снова формулирует также и свою задачу и миссию, которую он видит в связи со многими другими детьми, сейчас рождающимися. Так, в шесть лет он сказал: «Я происхожу из ядра Солнца, чтобы выполнить свое поручение. Вначале я пошел к Сатурну, который похож на Землю. Потом я пришел к Земле, которая является очень трудной планетой, так как она очень физическая; она имеет много материи и мало спиритуального. Дети, которые рождаются сейчас, происходят не с Марса, а более высокой школы развития, например, с Солнца. Эти новые существа будут помогать в том, чтобы Земля не познала слишком внезапных преобразований. Вместе мы произведем хорошие колебания».

     Этот большой «ментальный центр», о котором он говорил выше, можно действительно наблюдать у многих из этих детей с их бросающимися в глаза инородными качествами и манерами поведения.

     Для наглядности он выразил свои мысли и воспоминания в простых, но очень точных образах. В шесть лет он уже делает наброски, как первоначально он вместе с другими душами выходит из Солнца, приближается с промежуточной станцией на Сатурне в волнообразных ступенях к Земле и видит под собой дом своих родителей. К этому он пишет: «Я вовсе не один прихожу из этого духовного мира, но в группе душ. И там есть еще много других групп душ. Там, в том мире, мы вместе, прежде чем мы приходим на Землю. Я прохожу с маленькой группой душ, вместе с которой я потом буду жить на Земле, сквозь различные сферы, но сначала мы здесь на Солнце. Это Солнце дает мне неимоверную силу, чтобы потом я смог приготовиться к пути на Землю, но вначале я должен побыть на Сатурне. И Сатурн как планета подходит для того, чтобы подготовиться к условиям, которые потом мы телесно находим на Земле. Потом я должен пройти еще сквозь другие планеты. И мои родители с их аурой связаны друг с другом в любви. Они делают мне возможным потом путь к Земле, к рождению»5.

   

    4. Жизнь в двух мирах

 

 Из предыдущих описаний можно отчетливо видеть, что здесь речь идет о детях, которые одновременно живут в различных мирах: с одной стороны, они имеют сильные воспоминания о том мире, в котором они находились как чисто духовно-душевные существа. Он действует и потом, из него они приносят с собой совершенно определенные полные мудрости образы и познания. С другой стороны, они находятся в ситуации, когда они должны завоевать физический мир, осваивая здоровым образом свое тело и структурируя соответственно свой мозг.

    Я выбрал эти сообщения для начала, так как здесь дети сами говорят о мире, из которого они приходят как духовно-душевные существа, который сопровождает их как воспоминание и в их детском сознании и таким образом соопределяет их чувство жизни. Ведь и у взрослого его Я-созна-ние также основывается на всей его мыслительной и чувственной жизни, его жизненных опытах, воспоминаниях и импульсах к действиям, которые он пережил со своего рождения. И мне кажется, что это именно рано проявляющееся, соединенное с большой самоуверенностью Я-чувство этих детей, проносимое через так сильно действующее впоследствии воспоминание, именно оно выражается в образных или чувственных воспоминаниях о времени до рождения - осознают они это или нет. Во всяком случае, разница состоит в том, что воспоминания о духовных переживаниях воспламеняют более сильное Я-чувство, так как оно связано с переживанием более высоких истин, чем воспоминания об опыте внешней жизни.

    В результате этого появляется и часто наблюдаемый уже вскоре после рождения целенаправленный, схватывающий взгляд, говорение уже на втором году жизни «Я» и рано проявляющаяся длительная готовность к конфронтации со взрослым. Почему? Это скрытая для нашего внешнего взгляда сущность ребенка, несмотря на свою биологически обусловленную детскую ступень развития, хочет» чтобы с ней обращались как с равноценным партнером, даже если ребенок еще не может общаться вербально. При этом у родителей вначале возникает даже понятное раздражение, растерянность, даже сомнение, если они не понимают необычное поведение ребенка или его причины. Ведь чтобы душевно-духовные способности заставили считаться с собой, вначале должны быть освоены и сформированы весь физический организм, двигательная, речевая и мыслительная способность. Флавио выразил это как непосредственное воспоминание из духовного переживания.

    Что при всех индивидуальных различиях этих новых детей кажется общим, это указанное раннее и сильно выраженное Я-сознание, конечно, по-разному выражающееся в зависимости от различных дарований детей и по-разному проявляющееся у мальчиков и девочек.

    Одна 14-месячная девочка однажды с блестящими глазами подбежала к матери, держа свои руки перед собой как чашу, как будто бы хотела показать в ней матери чудесно лучащийся подарок, и сказала: «Я». Потом она указала на саму себя со словом «Я» и на мать: «Ты»!

    При чисто биологическом понимании этот духовный фактор, который соопределяет детское развитие, легко может быть упущен из внимания или неправильно оценен. Воззрение, которое включает в себя также и Я как самостоятельную сущность, вначале даже вступает в противоречие со всеми представлениями, которые мы образовали для себя в повседневной жизни для «нормального» человеческого развития. То же самое можно сказать и относительно дифференцировавшейся в течение многих десятилетий нормативной психологии развития, которая является основой современной науки воспитания. Поэтому многие отклоняющиеся от так называемых «нормальных» качества и особенности поведения не могут быть поняты с этой упрощенной, сведенной к биологическому точки зрения на ребенка. Поэтому теперь я хотел бы перейти к той иной точке рассмотрения, которая и привела к определению дети индиго.

    Даже если определение дети индиго и не подходит для всех детей, все же благодаря этому обозначению был направлен взгляд на духовно-душевные причины, которые, возможно, стоят за бросающимся в глаза поведением этих детей, до сих пор, напротив, чаще рассматривавшимся с патологической стороны, поскольку оно отклоняется от нормального образа.

    Что же выражается в этом понятии, дети индиго?

  

 

 
< Пред.   След. >
design by i-cons