Kopfbereich

Direkt zum Inhalt Direkt zur Navigation

Inhalt

Максим Жуковец "Ясный день" Версия для печати

Заказать можно тут
Скачать можно тут
Почитать он-лайн можно тут

Потрясающая, наполненная любовью к миру, детям, природе и Богу книга, написанная словно о детях индиго, хотя я глубоко сомневаюсь, что автор знаком с этим термином :)

 

Глава 1. Знакомство.

 

            Лишь вчера Мир мне объятья раскрывал, Лишь вчера Легко леталось мне во сне...

 

            Из песни А. Пугачевой «Белая дверь» Идя по пляжу, босыми ногами я иногда заступал в воду, иногда шагал по песку, и ногам было холодно. Прохладно им было, но я ничего не имел против. Потому что очень приятно гулялось мне в то раннее утро, когда я чувствовал море не только глазами и носом, но и кожей. Но и сердцем.

            Удивительный разговор о сердце услыхал я в час восхода. У самой воды на моем пути стояли двое. Взрослый мужчина и маленькая девочка стояли и смотрели на горизонт. Смотрели на очень теплый, тихий и чарующий свет впереди. Первые лучики этого розового света падали в воду, и пустыня перед нами сверкала золотыми огнями, облагораживая душу. Огни света отражались в серо-голубых добрых глазах взрослого мужчины и на сияющем лице малышки.

            Сияешь? Отчего ты так сияешь, Леночка? негромко и тепло спросил мужчина. Легкий ветерок взял в свои ласковые руки прядь волос девочки и, очевидно, играясь, набросил ей на лицо эту пышную прядь. Девочка естественным движением головы откинула каштановые волосы назад и, улыбаясь, ответила: Ой, папочка, мне тут так нравится. Так хорошо.

            А чем ты чувствуешь, что тебе хорошо? спросил Лену отец.

            Дитя задумалось, опустив голову. Опять воцарилась тишина, прерываемая лишь прерываемая лишь легким шумом первых дочерей прибоя. Чтобы не нарушать это задумчивое молчание, я тоже остановился, перестав шлепать ногами по воде. Мне почему-то стало интересно, какое-то чувство не позволяло идти дальше. Уже в тот миг это загадочное чувство сказало: «Не пройди мимо, Максим». И я не прошел. Я остался.

            Я видел, как серьезно, но со все тем же легким сиянием в глазах, без напряжения, девочка думала. Мгновение, и вот она улыбнулась вновь. Она ответила отцу, прижав маленькую ладошку к груди: — Здесь моя радость. Это мое сердце. Оно вдруг превратилось в такое большое-пребольшое. Оно хочет всех обнять...

            Я был зачарован. Дальше идти я просто не мог. Мне стало легко и хорошо, так, как будто сердце маленькой девочки действительно обняло меня, согрело своей светлой детской любовью. Да, наверное, все так и случилось, потому что с того момента и на весь день легкость и радость не покидали мою грудь. Было очень легко...

            Чуть позже на пляж приехала на машине молодая семья — смуглый черноволосый парень, белокурая стройная девушка с голубыми глазами и их дети — мальчик и девочка. Они остановились неподалеку от нас, желая, скорее всего то же, что хотели и мы — встретить солнце.

            Маленькие дети, радостно смеясь, первыми выскочили из автомобиля и побежали к воде. Поравнявшись со мною, Леной и ее взрослым спутником, они остановились у самой кромки гигантской голубой степи. Девочка присела на корточки и опустила руки в море, а мальчик подошел к Лене и принялся с детской простотой ее рассматривать. Лена повернулась к нему, улыбнулась и сказала: — Привет.

            — Привет, — улыбнулся мальчик.

            Две пары чистых и ясных детских глаз несколько секунд изучали друг друга, потом Лена спросила: — Как тебя зовут?

            — Женя. А тебя?

            — Меня — Лена.

            Женя кивнул в сторону мужчины с добрыми глазами, стоящего рядом с Леной и поинтересовался: — А этот дядя - твой папа?

            — Да, это мой папочка, — произнесла Лена, обняв своего отца и прижавшись к нему ласково и нежно. Ее отец счастливым взглядом отвечал ей, и мы — я и успевшая выбраться из легковушки молодая чета — любовались этой трогательной сценой.

            Сестра Жени, все время где-то гулявшая, всем интересующаяся и любопытная, вдруг очутилась возле меня. Я заметил это, посмотрев себе под ноги. Малышка стояла почти вплотную передо мною - задрав голову и хлопая мамиными глазами, она разглядывала мое лицо. Достав из пакета яблоко, я протянул его девочке. Действительно, дети радуются каждому пустяку, и нет ничего светлее и естественнее, чем детская радость. Девочка улыбнулась, обнажив жемчужные зубки, и взяла яблоко. Она держала его в руках и не ела. Она смотрела на меня и улыбалась, как будто чего-то дожидаясь.

            Я решил продемонстрировать ребенку, что нужно делать с яблоком. Выудив из сумки другое, я показал его малышке, потом поднес ко рту и, подмигнув девочке, откусил кусочек. Она сделала то же самое со своим, и, смотря мне в глаза, засмеялась. Не выдержав, засмеялся и я...

            Наш хохот привлек внимание Жени.

            — Что это за дядя? — спросил он у Лены, и, видя нас с его сестрой смеющимися, хихикнул сам.

            — Не знаю, — ответила Лена, глядя на меня и улыбаясь.

            Мы смеялись. Наш с незнакомой девочкой смех стал чередоваться — она отсмеется, успокоится, и тогда, в ответ на ее радостный взгляд, начинаю гоготать я. Но нарочно делаю это неестественно жутким голосом, что еще больше зажигает хохотунью. Женю и Лену это тоже развеселило, они подбежали ко мне, и вскоре все три малыша смеялись, не имея сил, чтобы успокоиться, потому что я еще два или три раза проделал это, с баса перейдя на сопрано. Дети смеялись, глядя мне в глаза, а я, млея от огоньков их взглядов, находился на вершине блаженства. Когда ребята успокоились, я достал из сумки следующие два яблока и угостил Лену и Женю. Мальчик и девочка приняли подарки, и Лена сказала: — Спасибо.

            — Спасибо, дядя, — поблагодарил меня Женя.

            Пока он и незнакомая мне девочка — его сестра — ели яблоки, Лена не отрываясь смотрела на меня, оглядывала меня своими искрящимися огоньками с ног да головы. Девочку больше интересовал я, чем фрукт в ее руках. Она подошла ко мне и, улыбаясь, произнесла: — Меня зовут Лена. А тебя?

            — А меня — Максим.

            — А меня Женя, — не переставая хрустеть яблоком, вмешался в разговор мальчик. Его сестру звали Светой...

            Так я познакомился с детьми, а после — и со всей взрослой половиной нашей группы. Мы некоторое время разговаривали с отцом Лены и родителями Жени и Светы, стоя на дороге первых морских волн, стремительно несущихся, но оседающих у наших ног. Дети игрались, а мы говорили, и я даже не помню — о чем. Помню только, что было очень легко. И очень приятно.

            Взрослого спутника Лены звали Олегом. Он предложил нам всем пойти прогуляться в горы. Парень с девушкой отказались, сказав, что собираются уезжать и приехали на пляж только чтобы проститься с морем. Я же, наоборот, согласился...

            Мы с Олегом и Леной, стоя у дороги, смотрели, как их белая машина удаляется в другие места, в другую жизнь, и Лена, подняв руку, махала автомобилю во след. Затем, повернувшись и посмотрев сначала на отца, а потом на меня своими радостными глазами, она, улыбающаяся и милая, сказала: — Пойдемте.

            И поскакала вприпрыжку по дороге в сторону изумрудных гор, спрятавшихся в густых лесах, хвое и листве, в траве лугов и в цветах. Мы пошли за ней. Золотой круг провожал нас, поднимаясь над морской водой. Золотая звезда уже тогда знала, наверное, куда мы уходим. Она как будто радовалась тому, что там — в горах — я подружусь с Леночкой и познакомлюсь с тайной, которая изменит всю мою жизнь...

 

           

 
< Пред.   След. >
design by i-cons