Kopfbereich

Direkt zum Inhalt Direkt zur Navigation

Inhalt

Апрельское солнышко и тучи Версия для печати

Автор
Липка

 

Вся моя жизнь перевернулась с ног на голову в один день, 19 апреля 1999 года. В этот день родился мой сын Димка. Так ярко светило солнце, началась самая настоящая весна, снег таял и казалось, что в жизни все теперь должно быть хорошо. Неправду говорят, что болеют дети нежеланные. Одному Богу ведомо, как я его хотела, как ждала. По моим подсчетам мой мальчик должен был родиться 6 июня 1999 года. Это был юбилейный год рождения А.С.Пушкина. По телевидению каждый день шла реклама: «До дня рождения Пушкина осталось … дней». Эта реклама как будто для меня была, я смотрела и думала, что вот еще столько осталось, даже дни до родов считать не приходилось, по телевидению как будто специально объявляли.

У нас все и случилось совсем не так как я планировала…по-другому, совсем по-другому и гораздо раньше. Вечером 18 апреля 1999 года мы с новоиспеченным мужем пошли провожать на поезд наших московских друзей, приезжавших к нам на регистрацию наших отношений…от железнодорожного вокзала до моего дома можно было бы дойти за 10 минут, но шли мы ужасно долго, потому что мне вдруг стало хреново, что-то стало подтекать, появились кровянистые выделения и в 22 часа я пошла в родильное отделение, показаться, (наивная!). Кто бы знал, что уже родовая деятельность началась, ну откуда мне было это знать, ведь это была моя первая беременность, а срок по моим подсчетам был еще 33 недели.

…Родовая деятельность у меня начиналась медленно, воды подтекали примерно сутки. Да кто ж знал, что это воды? Думала, может цистит или еще что-то в этом роде. А вот когда кровяные выделения появились, да еще живот периодически стал болеть, пошли пешочком в родильное. Муж, надо сказать, так перепугался, как будто ему самому рожать предстояло, аж побелел весь и весь разом протрезвел после проводов друзей. Ложиться в больницу мне жутко не хотелось, так как казалось что до родов еще как до Китая пешком. В общем я наивная туда пришла, на кресло к акушерке заперлась и прошу: «Вы меня посмотрите что-то мне не очень хорошо, обработайте да я домой пойду…». А там мне уже и выдали: «Какое домой! Да ты уже, мать, рожаешь!». В общем, так и пришлось мне остаться в родильном и ,как потом выяснилось, аж на целый месяц..

…С собой в родильное похватала какие-то вещи, тапки помню забыла. Лекарства, какие были в списке для родов, все дома у родителей остались, закупали все, вплоть до марли чуть ли не в промышленных количествах. А вот потревожить ночью их не решилась, думала, перепугаю, да и перспектива родов как-то всерьез не воспринималась, думалось ложная тревога... В результате, так и пришлось рожать без всяких там лекарств. Помню, было жутко больно, просила сделать что-нибудь обезболивающее, так в ответ только услышала, что для меня тут лекарственных средств не предусмотрено, на все мои обещания принести утром все лекарства, ноль реакции. Так и родила…

…Еще помню, что при схватках было жутко больно. Акушерки говорили, что сидеть ни в коем случае не надо, лучше ходить или лежать. Но ходить как-то совсем не получалось. Хотелось сесть и скрючиться. Так что больше лежала, а сил терпеть практически не было, орать-то, конечно, не орала благим матом, но вот ногами по железной кровати стучала. При чем даже акушерки прибежали: «Ты тут полегче, а то нам тут кровать поломаешь!»…Основная часть вод когда отошла, акушерка приперлась с дурацким вопросом «Сколько вод отошло?». Количество ее видите ли интересовало, как будто я там замеряла, сколько с меня вылилось… Все на полу смотрите и меряйте, если вам надо…

…Родила сына преждевременно и довольно быстро в 1.55 ( а в родильное пришли мы из дому уже часу в одиннадцатом вечера), родила сама, только эпизиотомию сделали. Потом мне говорили, что плохо, что так быстро, первые роды не должны быть такими, тяжело для ребенка. Врач-акушер, помимо эпизиотомии, никакого участия не принимал в родах, хотя помню, как акушерка говорила ему, мол, доктор помогите, видите не может разродиться, а тот в ответ- ничего разродится. Полнейшее безразличие. Ну и, конечно, разродилась, а куда я денусь. А врач способен был только на скарбезные анекдоты, ну еще пузырь попытался с меня стрясти так сказать за мою недавнюю свадьбу, во ухарь! Пришлось отшить… Обидно, что в здравоохранении работают такие. Врач этот, кстати, теперь из медицины ушел и работает помощником федерального судьи (совсем близко лежащие поля деятельности…). Жаль, что поздно ушел!

Мальчик мой родился с весом 3050 гр, ростом 48 см, врачи поставили срок 35 недель. Оценка по шкале Апгар была 7 баллов, что собственно не совсем-то и плохо, говорят, теперь 10-балльных почти не рождается. Отвезли меня в палату, малыша моего в детскую палату, в общем положили раздельно…

Сначала все казалось почти нормальным, приносили кормить. Принесут, и корми, как хочешь, как сосок подать не знаешь, помощи у медсестры попросишь, а в ответ лишь гневная тирада, что ей тут что ли заняться нечем кроме меня и моего ребенка. А у меня извините первый ребенок, а не десятый, чтоб опыта-то вагон с тележкой иметь… Но все-таки мы сами кушали, да еще и причмокивали…

…После эпизиотомии днем даже смогла вскарабкаться на окно и что-то там мужу прокричать по поводу того, что сына родила. Помню про вес крикнула, что три килограмма, а он не расслышал и переспрашивает: «Килограмм, да?». Правда, ждала мужа очень долго, родила то в 1.55 и к утру уже готова была по окнам скакать, а его все нет и нет и пришел только после обеда. А мне потом заявил, что у меня в книжке про роды вычитал сколько длятся стандартные роды и спокойненько дома сидел, чего раньше времени идти-то…

... На четвертые сутки, всем девочкам приносят детей, моего нет, спрашиваю, где ребенок, отвечают, что спит и так одно кормление, потом второе, потом третье. В результате лишь поздно вечером меня врач-неонатолог вызвала из палаты и сказала, что у ребенка при сеансе фототерапии остановилось дыхание, что его реанимировали и теперь он в очень тяжелом состоянии, неизвестно выживет ли и что его поместили в кювез. Потом, правда, в выписке написали, что дыхание остановилось при смене пеленок. Видимо, этот вариант предполагал, что медсестра в этот момент находилась рядом, а вот при фототерапии такого могло и не быть. А тогда я лишь смогла спросить, можно ли мне посмотреть на него и все, больше слез своих остановить не смогла. Посмотреть, конечно, разрешили, а в ответ на мои слезы лишь равнодушно сказали: «Ну что уж теперь плакать-то, мамочка, уж что будет». Полное отсутствие понимания, не их же ребенок умирает! А он такой маленький, такой беззащитный лежал в этом кювезе, не присмотришься и не увидишь, что и дышит, одни трубочки. Самой хотелось вместо него умереть, лишь бы у него все хорошо было… И все! Счастье в один миг оборвалось и осталось только ожидание. Боже мой, представьте какая психологическая пытка, все в общей палате мамочки, всем их малышей приносят, они аж светятся от счастья, а твой там умирает лежит, отвернешься к стене, зубы стиснешь, а слезы сами льются. Не знаю, как я еще смогла пережить и эту психологическую пытку. На пятые сутки Димке сделали заменное переливание крови, на девятые люмбальную пункцию.

...После этого стали пускать в детскую палату, покормить его. Но все это приходилось выпрашивать у медсестер. И все это делалось так, как будто мне делают одолжение за одолжением раз за разом. Детишек много, детских медсестер две, ну не будут же они к каждому как мама относиться, поел - не поел, лишней минутки рядом не постоят, заплачет -на руки не возьмут. Молоко сцедить одна большая проблема была, поди сцеди его, кошмар. Я какие-то жалкие граммы часами сцеживала. Бутылочку для молока выпрашивать приходилось. Принесут за 15 минут до кормления, а там наплевать им успеешь нацедить или нет, только обругают, что не уложилась в их сроки…

...Постоянно поражало то, что в детской палате медсестры практически никогда не было, сделали свои дела и смылись чаи гонять. А чаи гонять в государственном учреждении можно часами! А то, что в палате детки недоношенные лежат, которым в любой момент помощь может понадобиться, это мелочи жизни. И тебе в эту палату заходить без разрешения строго-настрого запрещено. Стоишь под дверями, а они орут на все голоса. Один раз не выдержала, пошла к этим самым медсестрам и говорю, что ребенка к себе в палату забираю, сколько ж можно орать, а в ответ- порет и престанет, вот и все!.. правда, пришли и потом не очень-то ворчали на мое присутствие в детской палате…

…Питание и для беременных и для родивших было просто отвратительное и , собственно говоря, ничем не отличалось от питания в других отделениях больницы. Помню, как-то девочки у буфетчицы спрашивают: «А суп сегодня какой?». А она так черпаком болтанула в своей бадье и заявляет: «Суп из каши», то есть водичка и крупа…

…Как раз перед родами я вышла замуж и только-только сменила фамилию, даже паспорт поменять не успела и совсем не привыкла к новой фамилии. В родильном спрашивают: « Как фамилия?», а я им старую говорю, паспорт ведь еще не поменян, карта обменная на старую фамилию. Потом пока рожала, вдруг случайно как-то вопрос о регистрации брака всплыл. А акушерка мне и говорит: «Так ты что старую-то фамилию назвала, потом пришлось бы своего ребенка усыновлять»…

И почти месяц мы пролежали с Димкой в родильном отделении, вроде бы потихоньку получше ему стало и на 26-е сутки нас выписали, а в выписке написали, что домой ребенок выписан в относительно удовлетворительном состоянии, видимо нельзя уже было дальше место занимать вот и выписали. Но нам не до этого было, мы были рады, что едем домой, надеялись на лучшее, думали, что все плохое позади. Врач детский при выписке лично со мной поговорила, сказала, что ребеночком надо заниматься и ни словом, ни полсловом не обмолвилась о возможных проблемах, которые нас могут ожидать, ни о результатах анализов, хотя уже тогда было ясно, что ребенок перенес энцефалит, лишь сказала о необходимости консультации в областной больнице у невропатолога через месяц и все. А проблемы оказывается только начинались…

 

Поговорить с автором рассказа  на форуме 

 
< Пред.
design by i-cons