Kopfbereich

Direkt zum Inhalt Direkt zur Navigation

Inhalt

Ирина Винер: «Любовь – это движущая сила» Версия для печати



Тренер сборной России по художественной гимнастике Ирина Винер стала нашим экспертом по любви. Быть может, тон разговора задавал приближающийся День Св. Валентина, быть может – нет, но так получилось, что о чем бы мы ни спрашивали Ирину Александровну – о семье, проблемах в обществе, о воспитании – решение вопроса удавалось найти только в этом глубоком всепоглощающем чувстве.

– Скоро 14 февраля, как Вы думаете, почему в России так стремительно прижился этот праздник?

Ирина Винер: «Любовь – это движущая сила» – Все, что связано с любовью приживается очень быстро, потому что любовь – это движущая сила. Пусть будет больше праздников, напоминающих нам о любви.

– А что такое настоящая любовь?

– Когда смерть не страшна – это и есть настоящая любовь. Не то, чтобы ты с собой покончил, чтобы доказать что-то. А когда просыпаешься утром и думаешь: я так счастлив, мне так хорошо, что я не боюсь умереть. Мне кажется, что в такой момент человек соединяется с божественной силой, которая и дает ему ощущение того, что после смерти тела сам человек, его душа, не умирает. И любовь, даже если люди умирают, все равно остаётся.

– В русской душе есть какая-то особенная потребность в любви?

– В русской душе ничего особенного нет. Бог всех создал по своему подобию. И движущая сила мира – это любовь. Любовь может поднять человека на совершенно иной уровень. Вот, например, каббала объясняет, как духовное поднимается над животным, когда уже тело не играет определённой роли, и смерть не является пределом. Когда люди любят друг друга, то им не страшна смерть. Это правильно. За любовь умирают и за любовь живут. За кого люди шли воевать? За свою любимую, за мать, за отца, за ребёнка – за семью.

– В России 2008 год, объявлен годом семьи. Что на ваш взгляд является основой семьи, что ей позволяет быть дружной, крепкой семьей?

– Любовь – это основа всего. Если люди действительно любят друг друга, то смотрят в одну сторону. Тогда между ними любовь проявляется не только на физическом, физиологическом уровне, но и на духовном. И дети воспитываются на примере родителей. Любовь – это требование, возможность на личном примере еще раз доказать, что правильно, а что неправильно. Ребенок сделает выводы лучшие, чем взрослый, поэтому говорить бесполезно, можно воздействовать только личным примером.

– Но мы же наблюдаем случаи, что семья прекрасная, а дети – уроды?

– Значит, это просто показушная семья, внутри нее нет стержня. Там, где семья имеет трещину, этот разлом передается детям.

Недавно смотрела передачу по телевидению. Молодая мама, балерина, вроде бы такая современная, рассказывала о том, как ее дочь пришла из школы, у которой математика послезавтра, а литература – завтра, и что она хочет решить сначала задачи по математике. Сорок минут они с дочерью пререкались о том, что литературу нужно сделать сначала, потому что она уже завтра. И, наконец, пришел папа и убедил маму, что ребенку можно сначала сделать задание по математике.

У меня было желание растереть эту маму в порошок. Потому что такими действиями она подавляет волю ребенка и делает из него совершенную амебу. Амебой быть хорошо, но нельзя забывать, что это простейшее.

Девочка за эти сорок минут сделала бы математику прекрасно, и перешла бы уже к литературе. А так они эти сорок минут потратили на пререкания, потому что родители считают, что нужно слушаться старших. А возможно и не нужно слушать глупости, которым их учат родители. Не всегда родители правы.

Я всегда прислушиваюсь к детям (ученицы Ирины Александровны, кстати, называют ее «мамой» – прим.ред.), пытаюсь понять, почему они что-то хотят или не хотят. И когда они высказывают, выплескивают все, что у них накопилось в душе, то мы вместе находим решения, которые часто бывают лучше моего личного и ее личного решения.

– Мы сейчас с вами расширили понятие семьи от просто «уз по крови» до присутствия семейных отношений в коллективе. А может ли человечество когда-нибудь развиться до такого состояния, что семейные отношения станут планетарными, чтобы можно было сказать, что весь мир – это одна семья?

– Это очень правильно. Когда-нибудь люди придут к ощущению этой планетарной семьи.

– Сейчас государство разрабатывает программы, по укреплению института семьи. Если бы вам предстояло решать этот вопрос, какое бы вы сделали предложение?

– Больше бы говорила о том, как нужно правильно жить, думать. Материальная сторона, конечно, играет очень большую роль. У нас почти нет детей 2001-2002 годов рождения, был такой кризис, что люди перестали рожать. А посмотрите, сколько родилось детей, когда начали выделять «материнский капитал». Люди, может быть, и не нуждаются в этом «капитале», а может быть они и не думали иметь больше детей. Но государство обратило внимание на них, и они поняли, что страна заинтересована в их детях.

Квартиры для молодых семей, рабочие места для молодых специалистов – это все очень важно. Но часто, пока родители добывают эти бесконечные деньги, у них не хватает времени просто поговорить с ребенком. Когда ты занимаешься этим накопительством, все делаешь вроде бы для детей, то не надо их самих забывать.

«Я для тебя столько сделал!» – говорит мама. И ребенок совершенно оправданно может ей ответить: «Ну, на тебе два ведра молока, которыми ты меня выкормила, и будь спокойна».

– Что входит в понятие «семейные ценности»?

– Взаимопонимание – это самая главная семейная ценность. Только потом ребенок начинает понимать, что родители его воспитывали, когда в десять школ отдали и в двадцать секций водили, книги дома для него собрали. Но еще до того, как придет это понимание, ему нужно просто общение с людьми, которые близки ему, которые могут его понять, принять и направить, мягко, грамотно, духовно, а не жестко.

– Может быть, вы обращали внимание, сейчас в рекламе часто предлагают картинки – идеальная семья: мама, папа, дети, шикарный дом. Что такое, по-вашему, идеальная семья?

– Идеальная семья – это не та, у которой есть заводы и пароходы, хотя и это тоже не плохо. Недавно видела по телевизору идеальную семью – у них тринадцать детей и дети все делают сами. Бог дает возможность родителям выкормить их – все сыты, одеты, обуты – вот это, я считаю, идеальная семья.

Ведь мы не желаем свои детям, чтобы они были богатыми, мы желаем, чтобы они были счастливыми, спокойными, довольными, чтобы они наслаждались своим домом, своей жизнью, своей семьей и т.д. Поэтому можно, сидя на берегу Адриатического моря, мучиться по сценарию «богатые тоже плачут». И можно счастливо жить в домике с видом на озеро Байкал.

У каждого своя дорога. Поэтому нельзя ребенка останавливать, если он хочет быть бизнесменом, не надо делать его учителем. А если он хочет быть священником, его не надо делать бизнесменом.

Беседовала Зоя Познякова

 
< Пред.   След. >
design by i-cons