Kopfbereich

Direkt zum Inhalt Direkt zur Navigation

Inhalt

Про горечь несбывшихся мечтаний Версия для печати

Автор  

ЛЗ

Сразу предупреждаю, что история моя трагикомична. И комичного в ней очень мало, в основном трагичное. Впечатлительных и беременных убедительно прошу не читать. Я не шучу. nono.gif
Это была долгожданная беременность, я была счастлива, хохотала без причины все время, набрала двадцать кг., но совершенно этим не грузилась, были отеки, но ведь лето, как без воды-то, давления не было, белка в моче тоже, че переживать? Всю беременность я готовилась к родам, я абсолютно их не боялась, я больше боялась дальнейшей жизни, после родов. Ходила на гимнастику для беременных, много гуляла, исправно посещала ЖК, все у меня было в порядке. Перечитала массу литературы о ПРАВИЛЬНЫХ классических родах, перелистывая страницы про всякую патологию, это не для меня, у меня все будет хорошо.
Я почему-то придумала себе, что рожу на 38 неделе, но вот уже 40-я, а во мне тишина. ПДР у меня была 2 августа. 8 августа отошла слизистая пробка, я заволновалась, что сегодня рожу, но во мне по-прежнему была тишина. Врач, к которой я собиралась идти рожать, сказала, что раньше 15 не рожу, шейка жесткая. Я расстроилась и поплелась домой.
В ночь с 10 на 11 у меня стало прихватывать живот, я до пяти утра просидела с часами, засекая схватки, они были вразнобой, но меня это не смутило. Не смутило меня и то, что я проспала с 5 до 7 и не было никаких схваток. Я была уверена, что рожаю. Это сейчас я понимаю, что это были предвестники, что шейка только-только начала готовиться к родам, но тогда я таких подробностей про роды не знала. Раз начались схватки – пора в роддом.
Я выбрала самый лучший на мой взгляд роддом, заключила контракт, который гарантировал мне отдельную родовою палату, все приспособления для естественных родов в ней и того врача, которого я сама выбрала. Мы поехали в роддом с утра и позвонили моему врачу, она сказала подождать ее в приемном покое, она выйдет и посмотрит меня.
Схватки у меня совсем прекратились, пока мы ехали на машине, мне было тревожно и весело: наконец-то роды! Мы приехали в приемный покой, о чем-то все шутили с мужем, смеялись. Вышла медсестра, я сказала ей, что рожаю и чтобы она позвала моего врача. Второе она проигнорировала и зачем-то стала оформлять меня. Я, не зная порядков, решила что так надо, покорно стала оформляться, все равно ведь рожаю. Радостно сообщила мужу, что меня кладут. Я прошла все малоприятные процедуры приемного покоя и тут появилась моя врач, осмотрела меня и сказала, что раскрытия нет, что схватки мои всего лишь предвестники, но раз уж я оформилась, то теперь они меня не выпустят.
Я была не готова к такому развитию событий. Меня все же провели в родовую и сказали, что подождут, может быть схватки возобновятся, а мне с перепугу захотелось есть. К слову сказать, муж был со мной, это было заранее оговорено. Тут зашла акушерка и сказала, что сейчас сделает мне укол для размягчения шейки. Я спросила, какой. Она ответила: синестрол. Я сотню раз встречала в статьях название окситоцин, но ни разу не попадался мне синестрол, что за зверь такой? Я настраивалась родить сама без уколов, мои слабые возражения были встречены агрессивно, что типа нечего тут умничать, всем делают. Сделала. Я поела творожников с компотом. Я не хотела тут оставаться и расставаться с мужем, я хотела домой, у меня наворачивались слезы. Это был совсем не тот сценарий, который я себе написала.
После укола малышка стала суетиться в животе, но схваток не было. Меня перевели в патологию беременных, а мужа отправили домой. Я весь вечер проплакала, купила себе успокоительное, напилась его, хотя всю беременность никаких лекарств не принимала. Малышка суетилась, я чувствовала, что ей плохо, но сама успокоиться никак не могла.
В ночь у меня опять начались схватки, я пережидала их и пыталась вновь заснуть, одновременно, засекая время на часах, выяснилось, что перерыв регулярный в 10 минут, я очень этому обрадовалась, я не боялась боли, мне очень хотелось родить и увидеть малышку. В каждую схватку я вставала на четвереньки и дышала глубоко. Порожав несколько часов, я решила провериться, какое у меня там раскрытие. Я ожидала не меньше пяти. Но мне сказали, что палец с трудом влазит. Я чуть не расплакалась опять. Мне вкололи синестрол, малышка опять начала суетиться. Роды шли не так, как я о них читала, и я не знала, что делать, и отдавалась во власть врачей.
Дотерпев до утра, я позвонила своему врачу, она сказала, что как приедет, посмотрит меня. Схватки учащались, они были болезненными и приходили уже каждые 5 минут, я знала, что к таким перерывам должно быть уже приличное раскрытие, я готова была перенести любую боль, только бы родить. Я продыхивала схватки молча, стараясь разгрузить позвоночник одновременно.
Пришло время завтрака и я почувствовала, что я бы не отказалась от тех макарон с сыром, которые давали в столовой. Я ела и по мере необходимости продыхавала схватки. Мимо столовой прошла зав. отделением патологии и увидев меня с улыбкой сказала: эта сегодня не родит! Я знала, что вроде как перед родами есть не хочется, но у меня были регулярные схватки и я наплевала на все условности.
Меня переводили в родовую, я собрала вещи, помылась, медсестра опять повела меня на клизму (если б я знала, что все процедуры все равно надо заново проходить, фиг бы я тут осталась, поехала бы домой, я только потому и осталась, что не хотела все это заново проходить при оформлении). В этот раз клизма принесла мне такую боль, что я не выдержала и начала орать, я орала, т.к. клизма во время схваток – это нечто ужасное, никому не пожелаю. Из меня ничего не вышло, я весь предыдущий день ничего не ела почти. Изругалась на медсестру. Она повела меня на очередную порцию уколов, я отказалась (у меня появилась сила защищать себя и дите), т.к. после синестрола малышке хуже (как выяснилось позднее, правильно сделала, что отказалась). Медсестра скривила губы и повела плечами. Стала слушать сердцебиения плода, почему-то ничего не услышала (раньше все было нормально, всегда были четкие ритмы), я списала это на ее некомпетентность и пошла в родовую.
Моя врач посмотрела меня, я опять ожидала большого раскрытия, но оказалось 2 пальца. Да что ж это такое, да что же происходит-то! Я ничего не понимала, но была настроена по боевому: рожать самой, без лекарств, сколько бы это все не продлилось. Врач сказала, что вскроет пузырь (я читала, что это плохо и выразила слабое сопротивление, но врач очень авторитетно заявила мне, что у меня плоский пузырь и он не дает раскрываться матке – очень убедительно, про это я тоже ничего не знала и повелась). Вышло очень мало передних вод, врачу это не понравилось. После вскрытия схватки стали еще болезненнее. Тут подъехал муж. Я продыхавала схватки, приседая, не кричала, врачи восхищались, как я правильно рожаю. Моя врач послушала сердцебиения плода и тоже ничего не услышала. Меня это не беспокоило, мало ли что. Решили поставить датчики, выяснилось, что у ребенка страшная тахикардия в схватках. Я опять-таки ничего не понимала, мне объяснили, что ребенку в схватках критично не хватает кислорода. Мне было больно лежать, я тут же убедила врачей, что тахикардия из-за того, что я лежу, мне больно, но если я встану, все будет нормально. Они почему-то поддались на мои доводы, разрешили мне встать и на очередной схватке констатировали тахикардию. Я совсем растерялась. Что это за кошмар?! Почему это происходит со мной?!
Привезли каталку и сообщили, что везут меня на кесарево. ЧТО?!?! НЕТ!!! Только не кесарево! Я рожу сама, я все выдержу, я не поеду на кесарево!!! Муж, наблюдая все происходящее, был в еще большей растерянности, чем я. Я жалобно смотрела на него, ища защиты, а он только пожимал плечами, мол я не знаю, что делать. Врачи стали объяснять, что я устала, ночь не спала, что раскрытие слишком маленькое, что я еще долго буду рожать, а ребенку плохо, надо ребенка спасать. Умеют они слова подобрать, чтобы было так, как они хотят. Я легла на каталку и у меня перед глазами поплыли потолочные лампы в радужном свете от слез.
В операционной я увидела мужчину, волна возмущения хотела меня накрыть, но вместо этого накрыла очередная схватка и мне стало по-барабану, кто будет оперировать, лишь бы быстрее. «Долго еще?», простонала я. «Уже скоро», ответил приятный мужской голос. Я видела, как к моему лицу поднесли маску и через секунду я отключилась…
Помню конец наркотического сна: какая-то легкость, я лечу по голубому вуалевому пространству и вдруг падаю и мне становится больно… я очнулась, какое-то время осознавала, где я и что случилось. Вспомнила, решила, что все самое плохое позади. Никак не могла открыть глаза. С трудом открыла, но они не концентрировались, я увидела фигуру в зеленом рядом, решила, что это врач и спросила: «Кто у меня?» «На руке посмотрите!» На какой руке, почему на руке? И как посмотреть, если глаза совсем ничего не видят. Как оказалось, тело тоже плохо поддавалось мне. Я с трудом подняла руки, на одной из них что-то было привязано, я поднесла эту руку ближе к глазам и разглядела первую букву «д». Девочка! Как хорошо, мы хотели девочку! Ну все! Теперь все будет хорошо. Правда тут пришла педиатр и начала мне втирать, что ребенок очень плохой, «одно дерьмо, одно дерьмо!» (дословно), что она ничего не гарантирует и все в этом духе. А я не понимала смысла ее слов (хотя они и впечатались мне в голову) и в ответ на ее пламенную речь, спросила «Почему меня трясет?» (как выяснилось позднее, это был отходняк от наркоза и меня знобило). Она посмотрела на меня как на умалишенную, ничего не ответила и ушла.
У меня появилось много энергии, я старательно выполняла рекомендации врачей почаще переворачиваться с боку на бок (хоть это было нелегко и очень больно) и с утра уже начинать ходить. Я первая встала и начала ходить, ходила все время до перевода в палату. Оказавшись в послеродовом, я пошла искать дочу. Спрашивала везде, где мой ребенок. С четвертой или пятой попытки, мне наконец подсказали, что должно быть она в ПИТе. Что это такое я не знала, но дорогу спросила. Пришла туда потребовала свою дочу. Та же врач, что вчера говорила со мной, показала мне ребенка. Доча спала (как мне показалось, позднее выяснилось, что она постоянно под реланиумом), во рту у нее была толстая трубка (я не знала, что трубка на самом деле в легких), в носу тоненькая, в руке капельница. Она лежала нагишом под специальной печкой. Я смотрела на нее, не замечала всех этих трубок и любовалась, какая же она красивая, просто ангел. Я абсолютно не осознавала тяжести ее состояния, мне казалось, что после кесарева возможны какие-то осложнения, но уже не сегодня – завтра она будет со мной. Врач пыталась мне объяснить предназначение всех трубочек и аппаратов рядом стоящих, говорила, что доча очень плохая. Я не верила ей. Этого не может быть, это не про меня. У нас все будет хорошо, главное сбежать из роддома.
Пришел муж со свекровью, принес цветы. Мужу разрешили показать дочу. Он был более вменяемым, чем я, и видимо более реально оценивал ситуацию, но эмоции свои сдержал, а я жужжала без конца: «Видишь, какая она красивая!». В дальнейшем муж очень редко посещал дочу именно из-за своей вменяемости. Здоровая психика это не могла вынести.
Мы сели с ним, он грустно сказал, ну как назовем?. Я сказала «Аня». Он кивнул: «Значит Аня.». Я не верила врачам, но они так убедительно говорили о «любом» исходе, что я попросила мужа привезти священника, чтобы окрестить Анютку. На следующий день мы это и сделали.
Убеждения врачей не прошли даром, они пошатнули во мне уверенность, что все будет хорошо. У меня началась депрессия.
Даже не знаю на чем закончить рассказ про роды, т.к. для меня роды и все последующие события превратились в одну цепочку. В общем официально родили меня 12 августа в 12-15. Пожалуй, на этом и закончу.

РАЗБОР ПОЛЕТОВ спустя три года (может кому-то кроме меня пригодится).
Сейчас, в ожидании второго малыша, я стала всерьез задумываться о своих первых родах. Тогда меня врачи убедили, что вся беда с моим ребенком начала происходить недели за две до родов. Якобы тогда, за две недели, ребенок закрутился так сильно (тройное обвитие: два вокруг тела, одно вокруг головы, не шеи, а именно головы, что гораздо хуже, ребенок в родах перекрывает себе кислород. К слову сказать, УЗИ на 33-ей неделе было идеальным, никакого обвития даже одинарного). Якобы тогда же она уже кислородно голодала и обкакалась и надышалась меконием. В общем от себя они мой гнев отвели и я все эти годы искренне верила в их версию.
Сейчас, перелопачивая инет на тему родов, я осознаю как врачи мне испаганили то, что могло стать величайшим праздником в моей жизни – мои роды.
Ошибка № 1. Думать, что беременность после 40 недель уже переношенная. Огромное количество информации в инете о том, что до 42-х недель можно даже не беспокоиться.
Ошибка № 2. Ехать в роддом на предвестниках. Какого … я поперлась в роддом, когда схватки были нерегулярными и вообще затихли к утру? Сидела бы себе дома, пеленки гладила, авось бы и родила через недельку здоровую девочку.
Ошибка № 3. Оформляться в роддом без предварительного осмотра врача. Когда «система» берет тебя в оборот, внутри нее очень тяжело ориентироваться, и она будет делать с тобой, все что ей заблагорассудится.
Ошибка № 4. Бояться уйти из роддома, если вам сообщили, что роды еще не начались. Им удобнее оставить роженицу, дабы не заполнять документы по-новой «через пару дней». НО, они начинают убеждать роженицу, что якобы зачем ЕЙ еще раз проходить все эти процедуры «через пару дней» (им даже в голову не приходит, что женщина еще может благополучно НЕДЕЛЬКУ отгулять, если не больше). А как выяснилось, процедуры все равно приходится проходить по-новой, только уже в патологии родов.
Ошибка № 5. Соглашаться на стимуляцию. Обладая моими нынешними знаниями, я уверенно заявляю, что стимуляция в подавляющем количестве случаев приводит к той или иной патологии в родах. Любое медикаментозное вмешательство в роды отрицательно воздействует как на роженицу, так и на плод. Сейчас я могу лишь догадываться, что в моем случае стимуляция могла реально привести к обвитию ребенка, я чувствовала, как малышка билась и возилась у меня внутри после уколов. Что стимуляция могла привести к отхождению мекония, в результате пережитого ребенком стресса (реакция на медикаментозное вмешательство). Что стимуляция привела к кислородному голоданию малыша, в результате чего малыш пытался сам дышать уже в утробе и надышался водами с меконием. Стимуляция привела к тому, что схватки у меня стали болезненными и регулярными, но не способствовали раскрытию, т.к. я находилась в состоянии стресса и страха, из-за чего у меня в большом количестве выделялся адреналин – гормон, противоположный окситоцину, а именно окситоцин должен вырабатываться в схватках и раскрывать матку. Мой собственный окситоцин был заблокирован моим страхом и посторонним для организма синестролом.
Ошибка № 6. Думать, что роженицы не хотят есть. Как выяснилось, это не правда. В естественных родах во время схваток может возникать желание поесть и его не надо подавлять, т.к. это один из способов справиться со страхом, возникающим в родах (мне страшно, пойду-ка перекушу чего-нибудь), это происходит неосознанно, и таким образом женщина не дает адреналину взять верх. А вот на потугах женщина действительно не хочет есть, ее даже тошнит и рвет. Для меня, то, что я хочу есть, могло бы быть сигналом, что мне еще далеко до потуг, но тогда я этого не знала.
Ошибка № 7. Делать клизму во время схваток. После клизмы схватки становятся еще более болезненными. Именно после клизмы перестали прослушиваться сердцебиения малыша. Я не знаю, как это связано, но это просто факт.
Ошибка № 8. Прокалывать пузырь. На мой взгляд, это оказалось роковой манипуляцией сразу по двум причинам. 1) Никто не знал, что у малыша обвитие вокруг головки, вскрыв пузырь, врачи спровоцировали то, что малышка уперлась головкой в мои кости и пережала пуповину, тут-то она, по-видимому, и стала пытаться дышать самостоятельно еще внутри, что привело к тяжелейшей мекониальной аспирации. 2) Т.к. далее последовало кесарево, вскрытый пузырь, полный мекония, при извлечении малыша весь вылился мне в матку, а как известно, меконий и с кожи-то непросто отмыть, уж тем более со слизистой внутреннего органа. Мне потом рассказывали, что меня очень долго чистили, выскабливали, вся матка была черная. И теперь я вкушаю горькие плоды давно минувших событий. Далеко не с первой попытки забеременела (матка-то вся в рубцах от выскабливания, малышу и прикрепиться-то негде), а теперь вот выяснилось, что малыш прикрепился около самого выхода, видно лучше места не нашел shy_5 .
Ошибка № 9. Доверять себя даже самому распрекраснейшему врачу. Теперь я понимаю, что в нашей стране надо быть специалистом самому в той области, с которой тебе предстоит столкнуться. Мне надо было тогда знать все, что я знаю сейчас, чтобы не дать врачам довести себя и ребенка до кесарева. Сначала врачи делали все, чтобы я была удобной и быстрой роженицей, соблюдали все инструкции, не обращая внимания на особенности МОИХ родов, а потом они же усиленно спасали меня и ребенка и оказались в итоге героями. Я полностью переложила ответственность за мои роды на врачей, а расхлебывать все, что они натворили, приходится мне самой и уже не один год. Факт платных родов, я думаю, только осложнил ситуацию: раз нам заплатили, мы должны выложиться по полной программе и во что бы то ни стало побыстрее родить эту женщину. А мне была нужна спокойная обстановка, одиночество и много времени, чтобы спокойно раскрыться и выпустить малышку на волю.
Вот такие я делаю выводы сейчас, если на форуме есть практикующие акушеры, пусть поправят меня, если я в чем-то не права, пусть объяснят мне, как на самом деле могли обстоять дела в моих родах.
Мне было очень тяжело все вспоминать, думаю, что не менее тяжело все это читается, но может быть кого-то мой рассказ убережет от ошибок.
На данный момент я почти на 100% уверена, что я не поеду больше в роддом.

 

Поговорить с автором рассказа на форуме 

 

 
< Пред.   След. >
design by i-cons