Kopfbereich

Direkt zum Inhalt Direkt zur Navigation

Inhalt

Мечты сбываются или роды после кесарева Версия для печати

 

Вот и моя история самостоятельных родов после КС испеклась . Даже не верится, что я дожила до этого момента.

Всю беременность я молилась, чтобы Господь послал мне легкие роды. Наверное это были самые легкие роды из всех, которые только Господь мог мне дать. Я бы очень хотела, чтобы роды были недолгими и не сильно болезненными, но по рассказам моей мамы, она меня (первенца) рожала очень долго и болезненно (но это было в роддоме), поэтому я предполагала, что мои роды могут быть длительными и все же молилась о легких родах…
Беременность моя протекала очень быстро в сравнении с первой, как один день. Я совсем не маялась в ожидании родов, как в первый раз. У меня была масса дел с Анюткой, с ее реабилитацией, всякие специалисты, приспособления для дома, чтобы ей удобнее было жить. Потом бассейн, последние покупки к родам и бесконечные дела по дому.
К родам было все готово уже в конце мая. Решен вопрос с акушерками: единственная домашняя акушерка, которая сначала взялась вести мою беременность и роды, на 36-й неделе отказалась от меня по причине ее собственного страха перед родами после КС. Муж на это сказал, что хорошо, что не в родах отказалась. У нас было еще время на раздумья, что делать дальше. На ловца и зверь бежит. Оказывается практиковали домашние роды у нас еще две женщины, они принимали роды у православных по благословению батюшки. Они согласились принимать у меня роды. А т.к. я понимала, что будь со мной даже та профессиональная домашняя акушерка, все равно ответственность лежит практически только на мне, поэтому я остановила выбор на этих двух молящихся матушках с медицинским образованием. И это устроило моего мужа, т.к. для него принципиальным было присутствие хоть какого-то медика на родах.
Роддом был отметен начисто, т.к. у нас в области не принимают роды после кесарева, т.е. теоретически разрешают поражать, но на практике еще никто не родил. Я только на всякий пожарный узнала, где есть эпидуральная анестезия, т.к. в случае кесарева хотела бы этот вид анестезии, но ни с кем в роддомах не разговаривала, ни с кем не договаривалась. На вопросы знакомых, где собираюсь рожать, придумала отговорку: «Куда пробок не будет, туда и поеду», у нас два роддома в двух разных направлениях, ехать одинаково по 15 мин. что до того, что до другого, только вот в пятницу и в воскресенье пробки в противоположных направлениях.
Для мужа я составила план его действий с начала до конца родов, где оговаривалось, чего я от него жду в техническом и эмоциональном планах, оговаривались также действия на случай «если что не так». Почему письменно? Это очень удобно. Он несколько раз просматривал эти листки, уточнял, где что лежит, а в родах не беспокоил меня лишними вопросами, у него была памятка.
Я себе выбрала дату родов 24 мая , мы с мужем посмеялись, согласились, что и мне и ему очень удобно это число и записали красным в календаре «РОЖАЕМ!». Но… 24-е давно позади, а никаких признаков родов нет, и я ушла с головой в дела, даже не ждала. Когда захочет, тогда вылезет , от меня тут ничего не зависит – внушила я себе.
Хотя, конечно, некоторые признаки приближающихся родов были, прихватывало иногда живот, появились отеки на голенях и на лице, малыш определенно пробирался вниз, живот опустился, и даже косвенный признак : с 36-й недели у меня хронически болело горло (прошло сразу после родов)… Для меня все это означало лишь, что не стоит никуда далеко уезжать от дома.
Я готовилась всю беременность рожать сама, на мой взгляд, я по всем направлениям делала все, чтобы роды состоялись. И все складывалось. Не только то, что зависело от меня, но и объективные факторы: состояние рубца на матке, отсутствие болей в области рубца, головное предлежание малыша, отсутствие гестоза, вообще хорошее самочувствие, энергичность.
Меня расстраивало, что я, принимая масло примулы вечерней, все же перебралась за сороковую неделю. Пошла сорок первая, ну да ладно, больше дел успею переделать, вот я еще 11 июня съезжу с Аней ко врачу, а потом и рожу… Угнетало только, что я осталась на последних неделях без наблюдения врача, т.к. моя врач из ЖК ушла в отпуск с уверенностью, что я уже в Москве у подруги и собираюсь рожать в МОНИИАГе, а акушерок я не решалась гонять через весь город, т.к. они без личного транспорта, да и работают за доброе слово, денег не берут. Поэтому я была в неведении: все ли у меня хорошо.
В четверг пятого июня на Вознесение сходила в церковь, причастилась. Батюшка спросил: «Ну, в воскресенье уже не придешь?», «Не знаю, может, Анютку приведу». Как в воду глядел… Днем у меня стала отходить пробка. С Анюткой у меня пробка отошла за 4 дня до первых предвестников, поэтому в этот раз я даже не заволновалась, ну отходит и отходит, время еще есть.
На пятницу я запланировала капитальную уборку, в четверг-то нельзя было убираться. Но Господь распорядился иначе. Вечером я уложила Анютку спать, легла сама, подтянулся муж, вернулся из командировки, не спал почти в предыдущую ночь. Около 23 ч. стало прихватывать живот. С Анюткой у меня две ночи подряд были предвестники, а днем все успокаивалось, на предвестниках меня и прокесарили. Поэтому я опять же особо не загрузилась, предвестники, как предвестники, пойду в ванне полежу. Полежала часочек, что-то не прекращаются, назойливые какие-то предвестники . Почему я не подумала, что это схватки? Да потому что нерегулярные абсолютно, то часто, то редко. Решила пойти поспать (помнила из теории, что важно выспаться, чтобы сил хватило). Спала, боли прерывали сон, стало невыносимо переживать их лежа и я вставала на четвереньки, пережидала и опять заваливалась спать. Я принципиально не смотрела на часы, чтобы не накручивать себя (с Анюткой, как дурак, всю ночь с часами в руках просидела, а к утру все затихло). Боль становилась сильнее и меня уже не устраивало просто положение на четвереньках, я начала раскачиваться и раскачивать мужа, он спросонья пробурчал: «Что, рожаем?» и, не дождавшись ответа, «Я пойду на диване посплю». А мне сон уже не шел. Я поплелась в ванную, со слабой надеждой, что там «предвестники» затихнут… утро уже… пора затихать.
Приглушила в ванной свет, пыталась спать между прихватываниями, но в какой-то момент боли стали сильными, и я поняла, что в воде схватки ничуть не ослабевают, мало того, любое движение во время схватки стало приносить дополнительную боль. Я вылезла из ванной и попросила мужа принести гимнастический мяч и потихоньку готовить все для родов (квартира, увы, в плане чистоты оставляла желать лучшего, я же собиралась убираться сегодня). Было около семи утра. Мяч не принес облегчения тоже, любые движения и даже разговоры усиливали болезненность схватки. После ванной схватки стали очень болезненными и я даже подумала, что это чересчур, что если они сейчас такие болючие, что же будет в конце, страшно было представить.
Скажу наперед, что, видимо именно в ванной у меня отошли воды, я этого никак не почувствовала и только анализируя уже позднее роды, я поняла, что вероятнее всего именно тогда воды и отошли и именно из-за этого стали сильно болючими схватки. А тогда в родах я до конца была уверена, что плодный пузырь цел и удивлялась, почему на потугах он все никак не рвется. И еще: сила схваток не изменилась, как стали они жутко болючими в ванной такими и были до конца.
Меня все же смущала нерегулярность схваток, на часы я смотреть просто боялась, а по ощущениям они были то через пять минут, то через пятнадцать и я даже успела обработать ногти, главное было не двигаться, т.к. любое движение провоцировало схватку.
Проснулась Анютка, муж стал собирать ее к бабушке.
Я позвонила акушеркам, сказала, что скорее всего у меня предвестники, но они тут же побросали свою работу и поехали ко мне, правда, т.к. они уже были на работе, то практически ничего с собой не взяли, что нужно в родах. Пришлось позднее мужу ехать покупать стетоскоп, чтобы хотя бы сердцебиения слушать. А пока он повез Анютку к бабе – это два часа его отсутствия.
Мне больше не удавалось спать между схватками и даже отдыхать, т.к. меня не оставляли одну. Акушерки непрерывно молились и просили молиться меня, а я не могла им объяснить, что мне даже мысли приносят лишнюю боль, не то что слова. Я к тому времени поняла, что схватки менее болезненные, если я одна и НИ О ЧЕМ не думаю. К сожалению, мне не удавалось остаться одной надолго. Я уже подумывала о том, что если бы у меня не было рубца на матке, то я бы выгнала всех и рожала бы одна, но в моей ситуации оставаться одной было опасно, поэтому приходилось смиряться с болезненными схватками в присутствии помощников.
Акушерки не смотрели раскрытия пальцами, а только глазами. Раскрытие у меня, как я и думала, было небольшим, и это после 9 часов схваток. Я расстроилась, но остановить уже ничего не могла, это были роды (хотя я очень боялась, что это предвестники, и я зависну в родах на несколько суток) и путь у меня был только один – рожать дальше. Расстроилась я еще и из-за того, что акушерки не могли сказать хоть приблизительно сколько сантиметров раскрытие, маленькое – и все. И я до конца родов всегда находилась в неведении – сколько?!? А определенность в этом вопросе могла бы поддержать меня морально.
Время для меня, как ни странно, неслось незаметно. Я лишь отмечала для себя периодически сколько я уже в родах. Так после 11 утра я отметила для себя, что я уже 12 часов в схватках и что силы покидают меня. Тут я вспомнила, что у меня есть «бонус» - звонок Молли Калигер - профессиональной домашней акушерке, американке, обосновавшейся в Питере у же более15 лет. Я позвонила между схватками, пожаловалась Молли на усталость, Молли напомнила, что надо бы слушать сердцебиения малыша. Муж поехал за стетоскопом. И еще Молли порекомендовала мне поспать хотя бы часик, насколько это возможно. Меня вдохновило предложение Молли. Я попросила акушерок меня не беспокоить, залезла в ванну и спала между схватками, просто проваливалась в сон, но акушерки очень удивились рекомендации Молли, сказали, что спать нельзя, надо рожать и вообще надо вылезать из ванной, нельзя так много времени проводить в воде. И еще нельзя гудеть на схватках – «ты пугаешь малыша». У меня не было сил что-то объяснять им и у меня не было выбора – с кем рожать.
Посмотрели раскрытие: все еще маленькое. Что значит маленькое? Сколько? Неужели совсем не прибавилось? Маленькое и все тут. А вот сердцебиения хорошие.
Я сказала мужу, когда мы остались один на один, что с удовольствием сошла бы с этого поезда на пару часиков. Он совершенно серьезно ответил, что теперь только вперед, назад пути нет. Я поняла, что он очень волнуется.
Вспомнив, что много ела накануне, а, извиняюсь, «не ходила» совсем, я попросила клизму. Почему-то мне вдруг показалось, что схватки могут быть такими болючими именно из-за кишечника. Сделали три клизмы подряд, кишечник уже пустой, но схватки не стали мягче. Ванна тоже не приносила облегчения.
Меня осенило, что у меня есть еще один «бонус» - гомеопатия, которую мне дала моя врач на случай, если что-то в родах будет «не так». Я выпила горошинки. И как-то незаметно у меня появились силы рожать дальше. Я ушла в себя, несмотря на присутствие окружающих, сознание мое как-то изменилось, ощущения времени не было совсем. Я села на полу рядом с диваном в зале и провела в этой позе практически не шевелясь (боялась усиления схваток) все оставшееся время до потуг. Мне постоянно казалось, что схватки нерегулярные, но может быть просто у меня была потеря во времени.
Акушерки все время уговаривали меня лечь, я отбивалась как могла, но они не понимали, что положение на спине для меня очень болезненно. Наконец они уговорили меня лечь, чтобы посмотреть раскрытие (руками-то в вертикальной позе они не могли). Между схваток я взобралась на диван, но они не стали смотреть, сказав, что надо дождаться схватки. А когда пошла схватка, я сиганула на пол от дикой боли. В следующий раз на диване я очутилась уже после родов.
Надо сказать, что муж все это время периодически подходил ко мне, интересовался не надо ли чего, приносил попить, предлагал поесть акушеркам, но они отказывались, не хотели прерывать молитвы; пытался приободрить меня, а остальное время проводил на кухне. Чем он там занимался, до сих пор не удосужилась его спросить.
Схватки приходили и уходили. Сейчас я вспоминаю их и думаю, что они были вполне переносимые, а тогда я просто смирилась с неизбежностью боли и покорно переживала их в полном неведении, какое у меня раскрытие и как долго мне еще рожать. Сердцебиения все время были хорошими.
И тут на очередной схватке я вдруг поняла, что меня тужит. Не было мысли, что мне хочется в туалет, я совершенно четко осознала, что это потуга. Это так обрадовало меня и придало сил – значит у меня раскрытие как минимум 8 см. Скорее всего так и было, т.к. акушерка, пытаясь заглянуть в меня в моей вертикальной позе, просила меня продыхивать схватки собачкой, видимо было недораскрытие, хотя, что можно увидеть в такой неудобной для нее позе?
Меня неприятно удивило то, что на потугах болезненность схваток не исчезла. Начиналась болючая схватка, которая заканчивалась потугой. Продыхивать ее совершенно не хотелось, я опять почувствовала усталость, мне хотелось спать между схватками. Что я и пыталась делать, если мне не мешали. Муж знал по памятке, что меня нельзя беспокоить между схватками и он останавливал акушерок, если они начинали разговаривать со мной.
Надо сказать, что с началом потуг муж нашел для себя достойное занятие – поддерживать меня. Я повисала на нем и продыхивала потуги, он повторял мое дыхание, это так трогало меня и поддерживало одновременно. Позднее, когда я стала тужиться, он вместе со мной набирал воздуха и задерживал дыхание, можно сказать, рожал. Я выдыхала и он выдыхал. Еще он придумал меня потрясывать, когда я еще продыхивала схватки. Он потряхивал меня в ритм дыхания и это приносило сильное облегчение, тело расслаблялось и боль была меньше. Я безумно благодарна ему за его поддержку.
Мне показалось, что потуги были совсем недолго и когда я поинтересовалась позднее у мужа, сколько же они были на самом деле, он сказал, что около трех часов он «прыгал со мной». Вот это да, я, видимо, была в другом измерении.
В какой-то момент акушерка сказала мне, что головка пошла, это так придало силы, я старалась тужиться изо всех сил, но муж говорил, что я плохо тужусь потому что плохо отдыхаю между схватками, он все старался устроить меня поудобнее в перерывах, просил, чтобы я хорошенько отдохнула и набралась сил для потуги. Я очень старалась, но мне не хватало перерыва, чтобы набраться сил. И то ли потому что я не очень хорошо тужилась, то ли потому, что, как выяснилось позднее, малыш был очень крупным и головастым, я никак не могла родить головку. Акушерки заволновались, с них пот лился в три ручья, они непрестанно молились, а я была почему-то абсолютно спокойна, у меня не было ощущения, что я зависла в потугах. А они все повторяли: «Ну почему же не выходит?» И тут я увидела, что подо мной много крови. «Откуда кровь?». «Рвешься».
Вот она – ложка дегтя. Но я согласна была порваться – это ерунда, по сравнению с кесаревым.
И тут началось нечто, чего я до сих пор не могу понять и принять. Одна акушерка старательно разводила руками промежность, а вторая навалилась мне на живот и стала выдавливать малыша. Я закричала, что мне больно, но действо продолжалось и происходило все с такой скоростью, что я перестала соображать, что вообще происходит . Я была в ужасе, орала от дикой боли и вдруг... все закончилось... малыш вылетел из меня пулей. Такой большой! Акушерки сразу сказали, что больше четырех и головка большая, поэтому так долго не мог выйти.
Мои роды длились около 20-ти часов. Я родила в 19-23. Муж и тут выполнил свою роль - засек время.
То, что произошло в конце родов никак не вписывалось в мое представление о МОИХ родах, это сбило меня с толку. Малыш не оказался у меня в ногах, как я хотела. Не помню, как я оказалась лежащей на спине, а малыш у меня на животе. Все не так, как я хотела. Ну да ладно,говорила я себе, главное родила!

Малыш был слегка сиреневый, сразу закричал и не успокаивался минут 15-20. У него были признаки небольшой переношенности: родился без смазки, с длинными ногтями, ладошки и ступни сморщенные. В остальном у него все было в порядке. Обвитий не было, родовая опухоль на головке исчезала на глазах, малыш быстро порозовел, взял грудь через 20 минут. Пуповина отпульсировала минут через 10 и ее перерезали. После того, как малыш присосался, начались схватки и через 10 минут я родила целый послед со всеми оболочками.
Я сразу увидела, что это мальчик, а, посмотрев на личико, подумала лишь, что он не похож на Анютку, хотя ведь я не видела Анютку в момент рождения, может быть и похож.
Я лежала на полу, т.к. из-за того, что порвалась, мне не дали двигаться и лечь на диван, кормила малыша и думала, почему же у меня нет никакой эйфории, а есть ощущение, что произошло совершенно бытовое событие, что именно так все и должно было быть. Родила сама – но это же естественно. Так должно было быть и с Анюткой, просто я не помнила, как рожала ее (это я себе такую психологическую защиту придумала, т.к. осознавать, что я ее НЕ РОЖАЛА, совершенно невыносимо).
Я смотрела на своего незнакомца, в его огромные глаза и у меня не наворачивались слезы, как я ожидала. Я просто чувствовала себя львицей с львенком. Я готова была растерзать каждого, кто сейчас попытается забрать у меня моего малыша. Я чувствовала в себе огромную силу. Может быть, отсутствие эйфории результат каких-то гормональных нарушений у меня, а может быть, не у всех она бывает, а может быть, потому что конец родов был так смазан - это помешало появлению ощущения счастья?
Позднее окружающие поздравляли меня и говорили, что я герой, родила сама после кесарева, да еще дома. А для меня мои роды – само собой разумеющееся и никакого геройства тут нет, вон сколько женщин рожают, так же можно сказать, что все они герои.
После того как меня зашили, отмыли, одели, уложили на диван, я стала просить прощения у акушерок за свое поведение. Они возились со мной как с ребенком и во время родов и особенно после них. И не их вина, что мы не понимали друг друга в родах. Я сама пригласила их, и именно они, с Божьей помощью, помогли мне родить моего сыночка, за что огромное им спасибо!
Слава Богу, что я родила сама, слава Богу, что малыш здоровенький, слава Богу, что я отделалась лишь разрывами и никакими другими проблемами в родах! Слава Богу за все!

PS Мы стали ближе с мужем, он так заботится обо мне и о малыше, возится с ним, не упускает момент покачать его, посидеть с ним, если я отлучаюсь, гладит пеленки и готовит поесть.
Анютка была в шоке от Ванюшки, она видимо восприняла его как куклу, только живую, боялась до него дотрагиваться, но теперь без конца просится его поцеловать, обращает мое внимание, если Ванюшка начал кричать, гремит ему погремушкой, катает в коляске.
Так мы понемногу привыкаем, что нас теперь четверо .

 

Пообщаться с автором рассказа ЛЗ можно тут

 
След. >
design by i-cons